1. Философско-идеологические корни экстремизма

В современной политической терминологии понятие «экстремизм» является одним из наиболее часто используемых понятий. Однако, четкого, однозначного определения термина «экстремизм» пока не существует, если не считать таковым чаще всего встречающееся, достаточно абстрактное и расплывчатое определение. Это определение экстремизма как приверженности крайним взглядам и действиям. Например, в политическом словаре дано именно такое определение: экстремизм (от лат.extremus - крайний) - приверженность в политике к крайним взглядам и мерам. Это определение не может удовлетворительно раскрывать сущность явления экстремизма. Тем более что обычно, при таком подходе, не указывается определенная количественная или качественная мера «крайности», которая разделяет экстремизм и то, что не относится к экстремизму.

Довольно распространенным является и другой подход при определении экстремизма, когда вместо научного определения дается так называемое экземплярное определение путем простого перечисления явлений или действий, которые относятся к экстремизму. В определении экстремизма, данном в Федеральном законе, принятом Государственной Думой  РФ 27 июня 2002 г. «О противодействии экстремистской деятельности» дан подробный перечень видов конкретных экстремистских действий, но не раскрыта с достаточной четкостью и глубиной сущность экстремистской идеологии, лежащей в основе экстремистских действий. В результате действительные экстремистские действия, мотивированные именно экстремистской идеологией, легко отождествить с радикальными действиями, не имеющими отношения к экстремизму. Определение понятия экстремизма путем простого перечисления объектов, входящих в объем определяемого понятия вообще не является логически корректным.

Если у нас нет четкого понимания сущности экстремизма, при таком подходе включение или не включение определенных действий или явлений в состав экстремизма является абсолютно произвольным занятием. Такое общее и расплывчатое определение экстремизма не может служить надежным критерием квалификации определенных явлений и действий как экстремистских. Неудовлетворительность абстрактного и экземплярного подходов к определению экстремизма проявляется весьма ярко в политической полемике, когда термин «экстремизм» используется как один из нехороших политических ярлыков или ругательств, которые адресуют друг другу политические оппоненты. Однако, эта неудовлетворительность особенно опасна, если она проникает в юридические документы.

Не существует ясности в понимании сущности экстремизма и в массовом сознании. Так, по результатам опроса Фонда общественного мнения, «36% россиян, отказываясь объяснить значение этого понятия, заявляют, что не знают, что это такое. Объяснить, что значит "экстремизм", взялись 37% респондентов. Их ответы можно объединить в несколько групп (данные в % от числа опрошенных):

Экстремизм — это.

- насилие, жестокость, агрессия, ненависть   -     8

- терроризм, бандитизм   -     7

- крайние формы выражения идеологических взглядов   -     7

- фашизм, национализм   -     6

- антигосударственная деятельность, захват власти   -     3

Часть респондентов (2%), не сумев дать определение данному понятию, просто выразили свое негативное отношение к экстремизму ("это плохо, запрещено", "ругательное слово", "экстремисты — зачинщики плохого")»[1].

Анализируя понятие экстремизма, пытаясь дать его теоретическое определение, всякий исследователь сталкивается с проблемой логической дифференциации терминов радикализм, экстремизм, терроризм. Без четкого различения этих терминов дать определение сущности экстремизма невозможно. Нам кажется, что при определении сущности экстремизма следует исходить из деятельностного подхода, согласно которому экстремизм должен рассматриваться как одна из чрезвычайных, деструктивных форм социальной практики.

Мы считаем, что для определения сущности экстремизма следует начать с категории «радикализм», поскольку экстремизм выступает одной из специфических форм радикализма. Понятие «радикализм» не имеет однозначного и четкого толкования в литературе. Чаще всего в это понятие вкладывается два смысла: 1) радикализм рассматривается как политическое течение, сторонники которого подвергают критике существующую систему и настаивают на необходимости коренных преобразований и реформ; 2) радикализм рассматривается как и спользование радикальных методов при решении каких-либо вопросов, решительный образ действия. В первом смысле термин радикализм означает не только способ деятельности, но и определенную идеологию, лежащую в его основе, но при этом этот термин относится только к политической деятельности. Во втором смысле, термин «радикализм» характеризует лишь способ действия безотносительно к виду деятельности.

Нам представляется, что для выяснения сущности экстремизма, как разновидности радикализма, будет продуктивным следующее определение: радикализм — тип социальной практики или деятельности, основанный на крайних, предельно агрессивных идеологиях и чрезвычайных, решительных действиях, направленных на коренное изменение существующей социально-политической системы или ситуации. В радикализме можно таким образом выделить две взаимно обусловливающие стороны: радикальную идеологию и радикальную деятельность. Радикализм, естественно, является реакцией тех или иных социальных субъектов на критические, тупиковые или экстремальные ситуации, с которыми они сталкивается в ходе исторического процесса.

Следует различать две основные формы радикализма в зависимости от характера социальных изменений, которые составляют существо программы или идеологии радикализма. Первая форма радикализма - конструктивный, революционный радикализм, который направлен на качественное, революционное, прогрессивное преобразование существующей социальной системы. В этом виде радикализма, высшим проявлением которого является социальная революция, конструктивный момент - строительство нового, более совершенного общества, преобладает над деструктивным - разрушением существующей системы. Этот радикализм можно уподобить целительному ножу хирурга, который в критической ситуации кардинально, силовыми методами исцеляет пациента, спасая от гибели.

Вторая форма радикализма - деструктивный радикализм, направленный на сохранение, консервацию отживших, изживших себя социальных отношений с помощью деструктивных, агрессивных действий против тех сил и социальных явлений, которые выражают действительно революционное преобразовательное начало, либо против всей существующей социальной системы или социальной ситуации в целом. Это ложно направленная социальная агрессия, канализирующая в деструктивном направлении спонтанную, стихийную социальную агрессию тех социальных групп и сил, которые сложившаяся критическая социальная ситуация ставит перед проблемой самосохранения или перед угрозой потери социальной и культурной идентичности. Деструктивный радикализм не лечит критическую болезнь социального организма, а калечит и насилует его тело, подобно безграмотному шаману, лишь усугубляя эту критическую болезнь.

Безусловно, экстремизм следует отнести к деструктивному радикализму. Но внутри деструктивного радикализма мы бы выделили, в свою очередь, две разновидности, в зависимости от характера идеологии, которая лежит в его основе и определяет направленность и способ социальной деятельности деструктивных радикалов. Первая разновидность основана на фанатической идеологии, которая представляет собой иллюзорную и утопическую программу социального преобразования. Фанатизм одержим иллюзорной идеей преобразования мира по своему иллюзорному идеалу.

Вторая разновидность радикализма основана на идеологии фундаментализма. Фундаментализм в широком смысле слова есть идеология, которая выступает за сохранение традиционных основ общественной системы, против их коренных изменений. Суть идеологии фундаментализма состоит в том, чтобы вернуться к старому социальному порядку или законсервировать существующие социальные порядки, заморозив, остановив процесс всяких изменений. Именно эту разновидность деструктивного радикализма, основанного на идеологии фундаментализма, как нам кажется, адекватно определяет термин «экстремизм». Фундаментализм и экстремизм взаимосвязаны. Второе есть следствие и развитие первого. В своих крайних формах фундаментализм вырождается в экстремизм. В этом смысле экстремизм — это как раз приверженность к крайним взглядам и мерам в стремлении переустройства мира в соответствии с фундаменталистскими взглядами.

По характеру или способам реализации своих целей фанатизм и экстремизм сходны, так как склонны к использованию чрезвычайных, насильственных и разрушительных актов, то есть к террористическим методам. Именно это сходство, нередко, ведет к смешению фанатизма и экстремизма, а также к смешению их обоих с терроризмом. Чтобы избежать логического смешения понятий «экстремизм» и «терроризм», мы должны указать на то, что первое понятие характеризует специфический, чрезвычайный тип или способ социального действия и включает в себя такие моменты, как цель, идеология, мотивация действия, средства и способы действия. Второе понятие характеризует лишь один из видов действия или способ действия. Оно гораздо уже по своему логическому смыслу. Хотя, терроризм, безусловно, входит в арсенал действий экстремизма и даже занимает в этом арсенале весьма заметное место. Но лишь терроризмом не исчерпывается арсенал экстремизма как типа социальной практики.

При определении экстремизма как радикального, чрезвычайного способа социального действия, мы сталкиваемся с проблемой специфической меры экстремизма. Эта мера должна отличить радикальные действия от обычных, нерадикальных действий. Критерии этой меры могут быть различными, не столько количественными, сколько качественными.Адекватной мерой экстремизма, нам кажется, является насилие, связанное с угрозой жизни людей или с прямым уничтожением людей. Здесь можно принять во внимание не только физическое, но и нравственно-психологическое уничтожение личности.

Однако мера экстремизма не может быть определена только на уровне одного из ее элементов — экстремистской деятельности. Она должна учитывать также другой элемент — экстремистскую идеологию. Экстремизмом  теоретически корректно можно назвать лишь такие действия, которые не просто качественно отличаются от нормальных действий крайним антигуманизмом, но которые совершаются на основании и во имя определенной экстремистской идеологии. Действительным экстремизмом является мотивированная экстремистской идеологией деятельность. Каковы идейные основы, какова идеологическая мотивация экстремистского действия? Что является критерием экстремистской идеологии? Вот главный вопрос при определении сущности экстремизма. Этот вопрос требует специального анализа сущности экстремистской идеологии, который мы осуществим далее.

Базовым элементом является экстремистская идеология, поскольку она мотивирует экстремистскую деятельность и является основой сплочения и деятельности экстремистской организации. Для определения сущности экстремистской идеологии недостаточно простого указания на некоторые определенные идеи, которые можно представить в качестве общих критериев экстремизма. Однако такой подход довольно часто встречается. В качестве критериев экстремизма обычно предлагаются такие идеи, как идея социального, расового, национального неравенства, идея физического насилия и геноцида своих социальных оппонентов.

Недостаточным также нам кажется подход, который описывает лишь внешние, формальные признаки экстремистской идеологии. Так, например,  В.А.Бурковская дает следующее определение экстремистской идеологии: «Идеология становится экстремизмом, если ее характеризуют следующие признаки: 1) «однозначное» объяснение проблем существующего мира и предложение таких же «простых и обязательно помогающих» способов решения проблем; 2) разделение бытия на «абсолютное добро» и «абсолютное зло», причем злом признается фактически все, что не вписывается в данную систему; 3) гиперболизация одной проблемы, придание ей доминирующего положения, несоответствующего принятой в обществе иерархии ценностей; 4) игнорирование, нивелирование других ценностей и норм»[2].

Нам кажется, что для уяснения сущности экстремистской идеологии необходимо начать с уточнения самого понятия идеологии и анализа ее структуры и типов, т.е. рассмотреть идеологию как целостное явление. «Идеология - совокупность идей и взглядов, отражающих в теоретической более или менее систематизированной форме отношение людей к окружающей действительности и друг к другу и служащих закреплению или изменению, развитию общественных отношений. Основой идеологического отражения действительности являются определенные общественные интересы. В классовом обществе идеология всегда носит классовый характер, отражая положение данного класса в обществе, отношения между классами, классовые интересы. Идеология выступает в формах политических, правовых, религиозных, этических, эстетических и философских взглядов»[3].

По своей сущности идеология — это, одновременно, отражение объективной социальной действительности с точки зрения определенной социальной общности, и выражение базовых социальных интересов данной социальной общности, то есть это социальное самосознание определенной социальной общности.  «Система утверждений и предпочтений социальной группы (класса, нации и т.д.) или отдельной личности представляет собой способ понимания и объяснения действительности, идеальную форму выражения их притязаний на социальные блага, статусы и роли»[4].

По своей форме идеология есть, прежде всего, система взглядов на социальную реальность. Но, в отличие от политической науки, она есть ценностное сознание. Таким образом, идеология включает в себя не только, и даже не столько объективные научные знания об обществе, сколько некритически принятую систему ценностных ориентаций по отношению к существующей социальной реальности. Идеология «включает в свое содержание взгляды и представления, ценности и оценки, выражающие отношение к ценностям, а также социальные нормы, соответствующие потребностям и интересам класса»[5].

Какова же структура идеологии? В идеологии, как правило, выделяется три уровня: «Теоретико-концептуальный. На этом уровне формируются основные положения политической теории, обосновываются определенные ценности и идеалы, которые лежат в основе предлагаемого типа общественного устройства…

Программно-директивный. На этом уровне социально-философские принципы и идеалы переводятся в конкретные политические программы…

Поведенческий. Внедрение в общественное сознание определенных идеологических установок в виде программ, лозунгов и требований приводит к определенному типу политического поведения»[6].

В структуре люлой идеологии можно выделить следующие две основные части:

— позитивную, определяющую нормативное (т.е. соответствующее потребностям и интересам данной личности, социальной группы), идеальное представление об обществе и своем месте в нем;

— критическую, оценивающую существующую социальную реальность и место в ней личности (как представителя определенной социальной группы) с точки зрения своих интересов и социальных идеалов. Идеология помимо общих представлений об идеальной социальной реальности и оценок наличной социальной реальности содержит в себе и определенную программу деятельности, кодекс поведения индивида в обществе.

Идеология в своей позитивной части дает представление о правильном социальном устройстве (социальный идеал), об идеальном человеке и включает кодекс правильного поведения. В своей критической части она содержит оценку существующей социальной реальности с позиции социальных идеалов и определенную программу поведения, которая призвана уменьшить расхождение между идеалом и реальностью. Идеология может выражаться в разных формах: в виде философских, религиозных, нравственных, эстетических, политических и правовых концепций, но базовое содержание ее всегда связано с указанными выше позитивной и критической частями.

Когда определенная идеология усваивается и принимается личностью за истинную и когда личность идентифицирует себя с определенной социальной или этнической группой, выражением интересов и статуса которой является эта идеология, тогда можно говорить о формировании убеждений как ядра направленности личности. Убеждения становятся доминирующим мотивом поведения, определяют способ мышления и восприятия социальной реальности, эмоциональные переживания человека, его самосознание.

Однако между убеждениями и поведением человека не всегда существует прочная связь. Она не возникает, если убеждений нет или они не прочны. Говорить о наличии убеждений нельзя, если определенная идеология не приобрела для данного человека глубокий личностный смысл, если у него не возникло потребности утвердить эту идеологию, реализовать ее в своей жизни, защитить ее и пропагандировать. Убеждения не являются прочными, если человек теоретически принимает определенную идеологию, но на практике не придерживается ее. В данном случае можно говорить не только о непрочности убеждений, но и о более или менее сознательной маскировке действительных убеждений такого человека. «Рассогласование знаний личности и ее потребностей, мотивов становится дефектом сферы убеждений, что свидетельствует о наличии у него своего рода «двойной морали». Другими словами, его действительные убеждения существенно отличаются от тех, которые он провозглашает и демонстрирует окружающим»[7].

Итак, в идеологию входят:

1) представление определенной социальной группы о существующей социальной реальности и своем месте в ней (теоретико-познавательный момент),

2) оценка существующей социальной реальности и своего положения в ней с позиции своих (групповых) интересов,

3) определенный социальный идеал, выражающий модель общественной системы, обеспечивающей реализацию коренных социальных интересов данной группы,

4) программу действий по реализации идеала,

5) систему норм, правил социально-политической деятельности и соответствующих поведенческих установок.

В связи с этим возникает вопрос: на уровне какого из этих элементов идеологии следует проводить качественное отличие экстремистской идеологии от неэкстремистских ее форм?

Очевидно, некорректным будет проведение такого различия на основе признака социального содержания идеологии, т.е. того, интересы какой социальной группы она выражает. Соответственно некорректно было бы объявлять идеологию определенной социальной группы экстремистской, также как некорректно было бы объявлять экстремистами целые социальные группы. К тому же такое деление общества на группы экстремистов и не экстремистов было бы абсолютно условным и произвольным, идеологически предвзятым. 

Казалось бы, в таком случае остается проводить различие экстремистской и не экстремистской идеологий по их политической программе действий и по поведенческим нормам и установкам. Если определенная идеология содержит в себе радикальную программу действий, предполагающую систематические и массовые меры физического насилия, вплоть до геноцида целых социальных групп, а также нормы вседозволенности в отношении политических и социальных оппонентов, противников и инакомыслящих, то, как кажется, такую идеологию вполне можно определить как экстремистскую. Однако при этом мы игнорировали бы логику внутренней связи элементов идеологии. Ведь программно-поведенческие ее элементы являются лишь следствием, результатом из теоретико-ценностных ее элементов. Поэтому в качестве главных критериев экстремистской идеологии следует учитывать именно эти содержательные, теоретико-ценностные элементы.

Для того чтобы лучше уяснить специфику экстремистской идеологии, мы должны рассмотреть ее характерные особенности безотносительно к конкретному содержанию, а затем обсудить и проблему превращения определенной идеологии в экстремистскую именно в связи с ее содержанием. Можно выделить следующие характерные особенности экстремистской идеологии:

1) идея исключительной истинности именно данной идеологии, «комплекс абсолютной истинности»;

2) идея агрессивной нетерпимости по отношению ко всем идеологическим конкурентам или конкурирующим, альтернативным идеологиям;

3) деление человечества на две большие группы: своих и чужих, на друзей и врагов (неважно, по какому принципу проводится это деление, оно всегда характеризует антигуманную идеологию);

4) критическая оценка существующей социальной реальности, противопоставление идеала и наличной социальной реальности, осознаваемое и выражаемое в форме резкого конфликта между истинным идеалом и ложной реальностью;

5) установка на немедленную практическую деятельность по исправлению мира и людей (программа немедленного и решительного преобразования существующей социальной реальности);

6) преобладание деструктивных задач по разрушению ложного враждебного мира над конструктивными задачами в программе преобразовательных действий;

7) фантастический социальный идеал (который практически не может быть реализован, а если будет осуществлена попытка его реализовать, это приведет к серьезной деформации общества);

8) иллюзорный, практически невыполнимый, слишком суровый и извращенный кодекс личного поведения, требующий от человека каких-то экстраординарных, чрезвычайных поступков и жертв;

9) авторитарное обоснование идеала (от лица сверхчеловека, вождя, пророка, Бога или от других мистических сил);

10) упрощенная форма изложения, в которой отсутствуют строгая логика, последовательные доказательства, развернутое теоретическое изложение и обоснование, а присутствует ограниченный, легко усваиваемый набор догм;

11) иллюзорное, примитивное, не соответствующее действительности представление о человеке, обществе и законах социального развития.

В общем, экстремистская идеология — это извращенная фантастическая программа преодоления острого конфликта между интересами определенной социальной группы и ее социальных оппонентов, неадекватная форма разрешения нетерпимого исторического социального положения определенной социальной группы.

Эти черты мы можем найти почти в любой идеологии как теоретическом выражении конкретных социально-исторических интересов определенной социальной группы, хотя и не весь полный набор и не в крайней степени выраженности. Можно сказать, что любая идеология с элементами антигуманизма потенциально содержит в себе ростки экстремизма, но они не всегда достигают полного развития. Чтобы она превратилась в экстремистскую идеологию, эти ростки должны быть акцентуированы, культивированы специальными идеологами и внедрены в подготовленное к их восприятию массовое сознание людей. А важным условием такой подготовки является чрезвычайная историческая ситуация, угрожающая жизни человека, в которой он не видит из нее конструктивного выхода.

Чем более антигуманно содержание определенной идеологии как выражения в теоретической форме, в виде системы взглядов и представлений о правильном социальном устройстве, интересов и социального статуса определенной социальной группы, тем сильнее в ней потенциал экстремизма. Чем менее связана идеология с рациональным познанием исторических законов, с социальной наукой, тем легче она переходит в экстремистскую форму.

В качестве примеров идеологий, которые в историческом процессе не раз принимали экстремистскую форму, можно привести такие религиозно-идеологические системы, как христианство, ислам, иудаизм. Дело в том, что в религиозной идеологии экстремизму способствует сам принцип нетерпимости к иным верам, принцип религиозного догматизма и т. п. В экстремистскую идеологию превращались также и идеологии расизма, фашизма, извращенного, грубого, уравнительного, казарменного коммунизма, идеологические концепции современных нетрадиционных религиозных сект. Существует определенный достаточно устойчивый набор идеологий, которые периодически при чрезвычайных исторических ситуациях и при сознательных усилиях «садовников», взращивающих и культивирующих в массах экстремизм, превращаются в «экстремистскую форму идеологии» и быстро овладевают массами.

Без наличия идеологии и без превращения ее в личные убеждения экстремизма не может быть. Но не всякая идеология может быть названа экстремистской, т.е. стать предметом личных убеждений и направленности личности экстремиста. Именно специфическая экстремистская идеология является первичным элементом и ключевой предпосылкой экстремизма, ядром экстремизма как особого психического склада личности. Таким образом, чтобы понять сущность экстремизма, мы должны проанализировать специфику экстремистской идеологии, отличив ее от «нормальных» форм идеологии.

Итак, экстремистской идеологией мы назовем такую форму идеологии определенной социальной группы, в которой:

1) на уровне представлений об обществе содержатся идеи социального, расового или национального неравенства, доведенные до крайней степени, выражающейся в той идее, что только высшие социальные группы имеют право на достойное существование, а низшие группы подлежат безграничной эксплуатации и даже геноциду;

2) на уровне оценки существующей социальной реальности преобладает примитивная биполярная система оценки, деление на своих и чужих, на добро и зло, причем воплощением зла оказывается существующая социальная система, в которой критически ущемлены права и интересы данной социальной группы, а воплощением добра оказываются любые формы борьбы с существующей социальной системой; 

3) на уровне социального идеала предлагается такая форма общественного устройства, в которой за счет и в ущерб интересам всех других социальных групп, наиболее полно реализованы интересы данной социальной группы;

4) на уровне программы социальной деятельности экстремистская идеология предлагает обычно не такое радикальное преобразование общества, которое привело бы к исчезновению вместе с существующей системой и данной социальной группы, а такое, которое так бы модифицировало существующее общество, чтобы в нем сохранялась данная социальная группа и наиболее полно реализовались ее социальные интересы. Это программа утопического социального фундаментализма или консерватизма;

5) на уровне поведенческих норм и установок наблюдаются ориентации на действия прямого физического насилия, разрушения, физического уничтожения политических противников и институтов существующей социальной системы, доминирование нормы вседовозволенности по отношению к политическим врагам.

Очевидно, что в обществе, разделенном на классы, различные социальные и демографические группы, между которыми существуют острые, или вообще непримиримые противоречия, достигшие предельного обострения, идеология тех социальных или демографических групп, положение которых резко ухудшается или вообще само их существование оказывается под угрозой, принимает экстремистскую форму. В ней появляются все выделенные нами на уровне всех пяти элементов идеологии признаки экстремистской формы идеологии. Таким образом, экстремистскую форму в чрезвычайных социально-исторических обстоятельствах может принять любая идеология, правая или левая, буржуазная или пролетарская и т.д.

Каков социальный смысл экстремистской идеологии? Ответ на этот вопрос дает анализ ее отношения к социальной действительности. К. Мангейм определяет идеологию как «трансцендентные бытию представления, которые de facto  никогда не достигают реализации своего содержания»[8]. При этом он уточняет, что «трансцендентными бытию», нереальными являются все те представления, которые не согласуются с существующим жизненным устройством»[9]. Однако, сам же Мангейм признает, что если идеология сумеет изменить социальную реальность она превращается в утопию. Грань между идеологиями и утопиями провести довольно проблемно. Мы считаем, что такой подход к проблеме отношения идеологии к действительности не позволит уяснить специфику смысла экстремистской идеологии.

Социальный смысл экстремистской идеологии, как нам кажется, состоит в том, что она является закономерной, исторически обусловленной, но некорректной реакцией части определенной социальной группы, поставленной в данной конкретной исторической ситуации в критическое положение выживания или самосохранения. Некорректность или неадекватность этой реакции состоит, во-первых, в том, что данная часть социальной группы пытается защитить свои интересы только путем грубого и прямого физического насилия; во-вторых, в том, что выход из данной экстремальной  исторической ситуации экстремизм ищет в утопической попытке консервативного ее преобразования к прежнему положению, но с улучшением статуса данной социальной группы.

Дело в том, что затормозить исторический процесс также невозможно, как и построить общество, в котором абсолютно реализовались бы интересы одной социальной группы. Действительно продуктивным разрешением критической исторической ситуации является не экстремизм, а социальная революция, которая предлагает программу качественного прогрессивного социального преобразования, построения общества, в котором изменились бы и сами существующие социальные группы и их отношения и в которой был бы достигнут новый, более продуктивный и справедливый компромисс или баланс их интересов.

Экстремизм, возникая как импульсивная, спонтанная реакция социальных групп, поставленных в экстремальные условия, на эти условия, как форма сопротивления этим условиям и борьбы с ними институируется. Элементы этого института: экстремистская идеология (формируется из традиционных идеологий путем их радикализации), экстремистская сообщество, экстремистские организации. По своей форме экстремизм всегда выступает, как политическое действие. В итоге мы можем заключить, что экстремизм есть сложное социальное явление, включающее в себя три основных элемента: экстремистскую идеологию, являющуюся базисом экстремизма; экстремистскую деятельность, являющуюся осуществлением, воплощением в жизнь экстремистской идеологии; экстремистскую организацию, являющуюся формой социальной организации экстремистской деятельности.