Проблема насилия в теории, в массовом сознании и реальной жизни

Г.И. Козырев
Оценить
(4 голоса)

Насилие можно рассматривать как один из древнейших и наи­более примитивных способов разрешения социальных конфликтов. Вся история человечества представляет собой череду насильствен­ных действий, направленных на уничтожение и порабощение одних индивидов и социальных групп другими.

По мнению П. Шихирева, историю развития социальных конф­ликтов и применяемых в них форм насилия можно разделить на три основных этапа [1]. Первый связан с применением прямого физическо­го насилия. Первобытный человек стремился уничтожить другого индивида или группу, если они мешали ему жить. В период рабо­владения человек дошел до понимания того, что более выгодно не убивать противника, а заставлять его работать на себя. Второй этап — политический. Суть его заключается в доминировании одних соци­альных групп над другими. На этом этапе действует принцип "со­гласись, а то убью". Третий, экономический этап основан на широ­ком взаимовыгодном социальном обмене. Главный принцип взаимо­действия на этом этапе — "дай это, а я тебе дам то."

Параллельно этим трем способам разрешения социальных кон­фликтов (физическому, политическому, экономическому) формиро­вались идеологические и моральные принципы взаимодействия лю­дей на основании этнических, ценностных и правовых норм.

Однако развитие мировой цивилизации не избавило человече­ство от массового насилия и войн. XXвек побил все мыслимые и немыслимые рекорды по числу жертв насилия.Только в двух миро­вых войнах погибло свыше 70 млн человек, а в различного рода локальных конфликтах — еще около 30 млн. Насчитываются десят­ки миллионов жертв преступлений против личности.

Исследователи проблемы отмечают, что в настоящее время про­исходит эскалация насилия в большинстве стран мира. Особенно тревожная тенденция роста насилия наблюдается в современном российском обществе. В последние годы Россию буквально захлест­нула волна насилия. Оно проникло во все сферы нашей жизни и стало универсальным средством в разрешении различного рода кон­фликтов. Заказные убийства, криминальные разборки, взрывы жи­лых домов, бандитизм, захваты заложников, похищение людей, фи­зическое устранение конкурентов, вымогательство — это лишь наи­более жесткие и явные формы физического насилия, воздействию которых подвергается все больше граждан в нашей стране. В обще­стве культивируются обычаи и традиции криминального мира, идео­логия насилия проникает в массовое сознание, насилие становится обыденным, повседневным явлением.

Какова же природа этого явления и каковы причины столь широкого распространения насилия в российском обществе? Попы­таемся разобраться в этих вопросах.

 

Понятие насилия

 

В узком смысле насилие ассоциируется с нанесением человеку физических и моральных травм. В широком смысле под насилием понимается любой ущерб (физический, моральный, психологиче­ский, идеологический и др.), наносимый человеку, или любые фор­мы принуждения в отношении других индивидов и социальных групп.

В основе насилия лежат стремления людей к господству и доми­нированию над другими людьми, а также борьба за жизненные ресурсы, в том числе и за власть. Следствием насилия могут быть физические и психические травмы (побои, увечья, смерть, боль, страх, горе, унижение достоинства, стрессы и т.д.).

Типология насилия весьма обширна и многообразна. Можно классифицировать насилие по видам причиняемого ущерба, напри­мер физическое и психологическое насилие; по формам насильст­венного взаимодействия (убийство, террор, изнасилование и.т.д.); по субъектам конфликтного взаимодействия (насилия в межлично­стных, межгрупповых, межгосударственных и иных конфликтах). Крайними формами проявления насилия являются различного рода войны, геноцид, террор, массовые убийства людей. Одним словом, насилие имеет столь же многообразную типологию, как и формы взаимодействия людей.

Однако для исследования проблемы более продуктивным явля­ется иной подход к классификации насилия. В основе его лежит разграничение насилия на два основных вида: прямое насилие и структурное насилие. Прямое насилие предполагает непосредствен­ное воздействие субъекта на объект (убийство, телесные поврежде­ния, задержание, изгнание и.т.д.). Структурное насилие — это со­здание определенных условий (структуры), ущемляющих потребно­сти и интересы людей, например эксплуатация человека человеком в обществе. Значительный интерес для исследования проблемы представляет типологизация насилия, предложенная Д. Галтунгом (см. табл.) [2].

В таблице прямое и структурное насилие сочетаются с четырь­мя классами основных потребностей (выживание, благополучие, идентификация, свобода), в результате получается восемь типов насилия. Эксплуатация типаА предполагает ущемление базовых потребностей человека до такой степени, что вопрос стоит о его биологическом выживании. Эксплуатация типаВ предполагает ни­щенское состояние эксплуатируемого человека. Десоциализация оз­начает вытеснение из собственной культуры. Ресоциализация — вынужденная интеграция с другой культурой.

 

Типологизация насилия 

 

Потребности выживания

Потребности благополучия

Потребности идентификации

Потребности свободы

Прямое насилие

убийство

телесные повреждения; блокада; санкции; нищета

десоциализация; ресоциализация; отношение к людям как к гражданам второго сорта

репрессии; задержание; изгнание

Структурное насилие

эксплуатация типаА

эксплуатация типаВ

внедрение в сознание; ограничение информации

маргинализация; разобщение

 

Д. Галтунгом также было введено понятие "культурное наси­лие", под которым понимается "любой аспект культуры, который может использоваться для легализации насилия в его прямой и структурной форме" [3]. Суть культурного насилия состоит в том, чтобы придать прямому и структурному насилию легитимную фор­му, чтобы насилие воспринималось как справедливое или, по край­ней мере, необходимое средство в достижении цели и в решении возникающих проблем. Психологическим механизмом внедрения культурного насилия в массовое сознание являются интериоризация — формирование внутренних структур человеческой психики благода­ря усвоению структур внешней социальной деятельности [4].


Природа насилия и агрессивности


Агрессивность представляет собой устойчивую готовность (со­стояние) личности или социальной группы к нападению (агрессии) на других с целью нанесения физического или психологического ущерба либо уничтожения другого человека или группы людей. Следовательно, агрессия является одним из видов насилия, а агрес­сивность можно рассматривать как предрасположенность или готов­ность к насилию.

Какова же природа насилия и агрессивности человека?

По мнению Ф.И. Минюшева: "сегодня в этой области существу­ют по крайней мере четыре направления: биогенетическое (этологическое), психологическое, экологическое и социальное" [5].

Биогенетическое объяснение человеческой агрессивности исходит из того, что человек от своих древних предков частично унасле­довал (сохранил) характер дикого зверя (О. Шпенглер). Человек сочетает в себе унаследованную инстинктивную агрессивность и приобретенные в ходе эволюции культурные традиции (знания, нормы, ценности), которые являются механизмами самоограниче­ния агрессивности.

Австрийский ученый Конрад Лоренц считает, что агрессивность является врожденным, инстинктивно обусловленным свойством всех высших животных. Поэтому каждый человек обладает определен­ным потенциалом агрессивности, и, чтобы сдерживать свою агрессивность "на уровне требований культурного общества", ему прихо­дится тратить немало сил "своей моральной ответственности" [6].

Психологическое направление объясняет человеческую агрес­сивность изначальной враждебностью людей по отношению друг к другу, стремлением решать свои внутренние психологические про­блемы за счет других, "необходимостью разрушить другого челове­ка, чтобы сохранить себя" (3. Фрейд).

Экологическое объяснение агрессивности основывается на том, что индивид или социальная общность представляет собой самоорга­низующуюся систему, которой для получения свободной энергии и поддержания жизнедеятельности "необходимо разрушать какие-то другие неравновесные системы: природу, живые организмы".

Социальная теория объясняет насилие и агрессивность социаль­ными отношениями, существующими в обществе, и в первую оче­редь борьбой людей за существование.

Очевидным является факт, что в одинаковых условиях разные люди ведут себя по разному: одни более агрессивны, другие менее агрессивны. Этому обстоятельству также имеется несколько объяс­нений, которые можно свести к трем основным теоретическим на­правлениям: инстинктивному, фрустрационному и теории социаль­ного научения [7].

Инстинктивисткие и психологические теорий объясняют аг­рессивные действия внутренней предрасположенностью человека к агрессии, свойствами личности. Фрустрационные теории исходят из того, что доминирующими в агрессивном поведении являются ситу­ационные факторы как реакция на фрустрацию. Приверженцы тео­рии социальногонаучения считают, что высокий или низкий уро­вень агрессивности является результатом социализации личности.

Один из представителей психологического подхода к проблеме насилия и агрессивности Эрих Фромм считает, что различные типы характеров реализуются через действия психологических механизмов. В психике человека содержится конфликт двух начал: жизни и смерти. Первое — биофилия — выражается в ориентации на жизнь и созидание, второе — некрофилия — в страсти к разрушению и уничтожению. Доминирование одного из начал в психике человека и определяет тип характера индивида [8].

Современные исследования подтверждают факт наличия в пси­хике отдельных индивидов предрасположенности к агрессивному поведению или насилию. Но все же решающим фактором формиро­вания агрессивной личности являются влияние социальной среды, в которой проходит социализация личности, и те жизненные пробле­мы, с которыми человек сталкивается.

В обществе или социальной общности, где культивируются жес­токость, насилие, отсутствие сострадания, сочувствия и милосердия, дети с раннего возраста "впитывают" навыки агрессивного поведе­ния. Особенно негативное влияние на социализацию ребенка оказы­вает насилие в семейных отношениях, например агрессивное пове­дение отца по отношению к другим членам семьи.

В результате дефектов социализации у ребенка формируется система установок, норм, ценностей, допускающих применение на­силия в качестве эффективного способа достижения целей и разре­шения возникающих проблем. А успешное достижение цели насиль­ственными методами стимулирует индивида к дальнейшему приме­нению насилия.

Излишне строгое семейное воспитание также способствует фор­мированию в личности потенциальной агрессивности, враждебно­сти, настороженности, опасения и страха. Такую личность принято называть "авторитарной". Считается, что основным фактором в формировании авторитарной личности является семейное воспита­ние (взаимоотношения родителей и детей). Однако вполне очевид­ным является и то, что в процессе дальнейшего развития авторитар­ной личности существенную роль играют все последующие институ­ты социализации (детский сад, школа, трудовой коллектив, обще­ство, государство), если в них доминируют жесткие отношения со­подчинения и культ власти.

В годы коммунистического правления в СССР насилие и жесто­кость были возведены в ранг государственной политики, а "образ врага" (которого надо беспощадно уничтожать) стал одним из са­мых распространенных феноменов общественной жизни. Коммунистическая идеология оправдывала государственный экстремизм, вы­давая его за самый надежный и эффективный способ разрешения классовых противоречий. Из людей вытравливали основные нравст­венные и гуманные ценности (совесть, честь, сострадание, милосердие и др.), отравляя их сознание ядом ненависти и жестокости. Все эти годы насилие или угроза его применения со стороны власти (государства) во многом обеспечивали общественный порядок и со­циальную стабильность в обществе. С началом демократизации уг­роза насилия со стороны государства стала постепенно ослабевать и вся копившаяся долгие годы (ранее подавлявшаяся) агрессивная энергия "авторитарных личностей" стала выплескиваться в нашу повседневность.

Авторитарные отношения (на всех уровнях социализации) фор­мируют личность, готовую подчиниться силе и власти. Но в отноше­ниях с более слабыми или стоящими на более низких статусно-роле­вых позициях такая личность весьма агрессивна и безжалостна. Одним из примеров авторитарных взаимоотношений может служить феномен дедовщины в Российской Армии.

В настоящее время трагедией для российского общества являет­ся то, что миллионы детей и подростков оказались оторванными от целенаправленного процесса социализации. Многие родители, дове­денные до отчаяния безработицей, нищетой и другими бедами, бросают своих детей на произвол судьбы. По разным оценкам, в России насчитывается от двух до четырех миллионов беспризорных и без­надзорных детей. Они оказались ненужными ни родителям, ни об­ществу, ни государству. Пытаясь выжить и самоутвердиться в на­шем жестоком обществе, они организуют банды и совершают раз­личного рода преступления.

В газете "Московский комсомолец" (от 3 октября 1998 г.) была опубликована статья "Казни пока молодой", в которой рассказыва­лось о банде малолетних (от 13 до 17 лет) преступников. На совести малолеток были два убийства, покушение на убийство и другие менее тяжкие преступления. Вполне закономерным является тот факт, что на момент преступлений ни один из членов банды нигде не учился и не работал. И таких примеров можно привести сотни. Подрастает целое поколение отверженных обществом людей, кото­рые вынуждены создавать свой преступный мир, свое альтернатив­ное общество и жестоко мстить российскому обществу и государству за свои искалеченные судьбы. По информации, представленной рос­сийским статистическим агентством, в России каждый десятый пре­ступник не достиг совершеннолетия. В целом же преступность среди несовершеннолетних продолжает увеличиваться. В первом полуго­дии 1999 г. в стране было выявлено 90,6 тыс. несовершеннолетних правонарушителей, что на 10,1% превышает уровень первой поло­вины 1998 г. [9]

Совершение насильственных действий в немалой степени стимулируется принадлежностью подростка к той или иной территори­альной группировке несовершеннолетних с асоциальными ориентациями. Такие объединения, как правило, отличаются высоким уровнем групповой солидарности и традициями жестокого обращения как с "чужаками", так и с членами своей группы, стоящими на более низкой "ранговой ступени". В ходе своего развития террито­риальные группы подростков могут формироваться в бандитские группировки, носящие название своих территорий (например, "Лю­берецкая", "Солнцевская", "Ореховская" и.т.д.).

В последние годы общественность и специалисты бьют тревогу по поводу заполонившей экраны продукции, пропагандирующей секс и насилие. Исследования, проведенные в США и других стра­нах Запада, показали прямую зависимость между насилием в кино и насилием "как в кино" [10]. Смакование насилия и жестокости на телеэкранах особенно пагубно влияет на детей и подростков. Это обусловлено следующими обстоятельствами: а) подростки больше, чем взрослые, просиживают у телеэкранов; б) детская психика бо­лее впечатлительна, и экранные образы дольше сохраняются в па­мяти подростка; в) слабая правовая (юридическая) культура подро­стков не позволяет им критически осмыслить происходящее на эк­ране. Например, в кино определенный "герой" много серий подряд убивает, калечит людей и не несет наказания. В результате у под­ростка создается иллюзия вседозволенности и безнаказанности, ко­торая так же стимулирует насилие и жестокость.

Не менее пагубное влияние на рост насилия в обществе оказы­вает безнаказанность в реальной жизни. Десятки и сотни нераскры­тых убийств и других насильственных преступлений порождают новые преступления. А бытовое насилие в семье (избиение супруга супругом, издевательства родителей над детьми и др.) по сути явля­ется узаконенной формой семейных отношений, легальным инсти­тутом воспроизводства насилия.

Стимулирующее воздействие на рост насилия и преступности в обществе оказывают не только слабая правовая база и недостаточ­ная эффективность работы правоохранительных органов, но и сфор­мировавшееся в общественном сознании представление (не всегда верное) о том, что насилие и преступность получили широкий раз­мах, а уровень раскрываемости преступлений остался низким. В такой обстановке действует "принцип вовлеченности" в уже сло­жившиеся объективные (а порой и выдуманные) обстоятельства. Под их "воздействием" одни идут на преступления, чтобы успеть "половить рыбку в мутной воде", т.е. использовать благоприятно складывающиеся обстоятельства, другие в связи со сложившимися обстоятельствами предпочитают решать возникающие проблемы "своими силами" (нередко применяя насилие и нарушая закон), так как считают, что правоохранительные органы не могут оказать им необходимую помощь (22 января 2000 г. на телеканале РТР в про­грамме "Моя семья" под "маской откровения" выступала молоденькая девушка, которая высказывала свое желание стать киллером, чтобы мстить "негодяям" и "подонкам"), а третьи под влиянием страха и бессилия оправдывают акты насилия (если они не затраги­вают лично их) как справедливое возмездие. Таким образом созда­ется синергетическая (саморазвивающаяся) система, культивирую­щая насилие в обществе.

Но, пожалуй, наиболее наглядным свидетельством широкого распространения насилия в обществе является тот факт, что оно (насилие) становится платной услугой. Раньше монополией на на­силие обладало только государство. С началом рыночных реформ государство постепенно утратило эту монополию, а в обществе поя­вились социальные слои состоятельных граждан, которым можно навязывать услуги, связанные с насилием, иначе говоря, у которых есть, что отнять.

Неспособность государства защитить своих граждан от произво­ла и насилия привела к появлению мафии и частного охранного бизнеса, неподконтрольных государству, к рынку охранно-силовых услуг.

Особенность охранно-силовой услуги, по словам В.Волкова, со­стоит и в том, "что, во-первых, не купить ее нельзя и свобода выбора ограничена, и, во-вторых, цена такой услуги устанавливает­ся произвольно ее поставщиками" [11].

По сути охранно-силовая услуга — это своего рода налог, а вернее поборы или вымогательство. Человек или организация платят за то, что их не будут грабить или убивать те, кому они платят.

Продавцами услуг, связанных с насилием или угрозой его при­менения (потенциальным насилием), выступают либо криминаль­ные структуры, либо официально зарегистрированные частные ох­ранные организации. Как и на любом рынке, они конкурируют между собой, деля сферы влияния и заключая соглашения.

Таким образом, ослабление государства, растущая угроза наси­лия и высокий риск предпринимательства породили спрос на сило­вые услуги, сделали насилие ходовым товаром, а его реализацию доходным бизнесом.

К факторам, непосредственно влияющим на рост насилия и агрессивности в обществе, относится также употребление наркоти­ков и алкогольных напитков. Наркоманы, для того чтобы добыть денег на очередную дозу наркотика, готовы пойти на любые, даже самые тяжкие преступления. Употребление алкоголя в большей ме­ре влияет на рост насилия в бытовой сфере и в семейных отношени­ях. По данным исследования, 91% семейных конфликтов был спро­воцирован пьянством одного или обоих супругов; 12% конфликтов возникли в ходе совместного употребления алкоголя преступника и потерпевшего; 69% лиц, совершивших убийство, находились в мо­мент преступления в разной стадии алкогольного опьянения; 87% осужденных за тяжкие телесные повреждения также в момент пре­ступления находились в нетрезвом состоянии [12].

 

Цели и мотивы насилия

 

Цель является мысленным, идеальным предвосхищением ре­зультата деятельности. Поэтому она непосредственно связана с со­знанием человека. Индивид или социальная общность, намечая оп­ределенную цель, как правило, в деталях разрабатывают стратегию и тактику ее достижения.

Мотив — это то, что побуждает человека к действию. В нем могут преобладать биологические и психические свойства индивида или социальной группы (потребности, инстинкты, влечения, эмо­ции, установки и т.д.). Мотив выступает в роли внутреннего стиму­лятора для постановки и достижения цели. Например, чувство голо­да побуждает человека искать пути его удовлетворения. Потенци­альный преступник, движимый этим чувством, намечает цель — ограбление магазина. Уже в ходе ограбления, застигнутый врасплох невольным свидетелем и находясь в состоянии стресса, он совершает убийство, а чтобы скрыть следы преступления, поджигает магазин.

Таким образом, мотивы и цели обусловливают друг друга, пе­реходят из одного состояния в другое. Случайное убийство во время ограбления (мотив сокрытия преступления) в дальнейшем может стать самоцелью, на достижение которой преступник идет уже вполне осознанно.

Преступниками и насильниками не рождаются, ими становятся в процессе социализации и взаимодействия людей друг с другом. Мотивом совершения насилия может стать любая неудовлетворен­ная потребность. Голодный ребенок отнимает булочку у соседского мальчишки; испытывающий сексуальное влечение подросток наси­лует случайную знакомую; безработный, чтобы прокормить свою семью, совершает ограбление; чтобы "убить" свободное время и как-нибудь развлечься, подростки истязают своего сверстника.

Соревновательность и соперничество пронизывают все сферы нашей жизни, и нередко превосходство для одного означает неудачу для другого. Неудача порождает неуверенность, страх, зависть, враждебность. Все эти эмоционально-психологические компоненты человеческой психики при определенных условиях могут стать мо­тивами агрессии и насилия.

Если агрессивность, вызванная фрустрацией, не находит выхо­да вовне, вся ее негативная энергия направляется внутрь индивида, разрушая его, а в отдельных случаях приводя к суициду. Так, только в Москве за последние 10 лет ежегодное число самоубийств составляет около 2 тыс. человек. Пик суицидов пришелся на 1993 г. Тогда счеты с жизнью свели 2365 человек [13].

Неудовлетворенными потребностями далеко не исчерпываются все мотивы насилия. Для бытовых преступлений наиболее харак­терными являются следующие:

— личная неприязнь, приводящая к различного рода насилию. По данным исследования, этот мотив лежит в основе 31% бытовых убийств, 24 % тяжких и 34 % менее тяжких телесных поврежде­ний, 37% истязаний;

— мотив ревности: 17% убийств, 10% тяжких и 7% менее тяжких телесных повреждений, 15 % истязаний;

— мотив мести как следствие конфликта: 11% убийств, 13% тяжких и менее тяжких телесных повреждений [14].

На межличностном и групповом уровнях можно выделить сле­дующие мотивы насилия и жестокости [15]:

— импульсивная жестокость как непосредственная реакция на ситуацию, обусловленная эмоциональной несдержанностью (напри­мер, неадекватная реакция на действия потерпевшего);

— инструментальная жестокость, используемая как средство достижения преступной цели (грабеж, изнасилование, устранение конкурента и т. д.);

— "вынужденная" жестокость как результат подчинения требо­ваниям определенного субъекта, например лидера группы, стремя­щегося создать обстановку круговой поруки;

— жестокость как результат групповой солидарности, реализу­ющей стремление сохранить или повысить свой престиж в группе;

— жестокость как основной мотив и цель преступного поведения, обусловленная социально-психологическими свойствами лич­ности, для которой насилие является не способом достижения цели, а самоцелью.

Последний вид мотивации насилия является одним из самых опасных. На межличностном и групповом уровнях он порождает феномен Джека-потрошителя или Чикатило, а на уровне государст­венных структур — Нерона, Дракулы, Гитлера, Сталина.

Насилие широко используется как средство власти. Само поня­тие "власть" предполагает насилие (принуждение). Но если на уровне межличностных и межгрупповых отношений наиболее рас­пространенной формой является прямое насилие, то на уровне вла­стного взаимодействия широко применяются все виды насилия: пря­мое, структурное, культурное. При этом тоталитарные политиче­ские режимы (фашистский, коммунистический, националистиче­ский) в большей степени тяготеют к прямому массовому насилию (террор, репрессии, депортации, концлагеря), а либерально-демок­ратические — к структурному.

Авторы книги "Политическая психология" [16] выделяют следую­щие виды политического насилия:

— коллективное структурированное насилие, которое осущест­вляется государственными институтами (армией, полицией, спецс­лужбами) во имя интересов страны или правящей элиты;

— коллективное неструктурированное насилие (восстания, бун­ты и другие массовые действия, идентифицирующие себя не с госу­дарством, а с народом или с какой-то его частью);

— индивидуальное структурированное насилие, которое в наи­большей степени характерно для феодальных отношений между вассалом и сюзереном, но такие отношения можно наблюдать и в современной российской политике, например когда федеральный политический лидер, используя свое служебное положение, навязы­вает свою волю региональному;

— неструктурированное индивидуальное насилие. Это наиболее личностно детерминированный вид насилия, охватывающий широ­кий круг явлений — от бытового хулиганства до служебных зло­употреблений чиновника.

Любая власть стремится легитимизировать (узаконить) приме­няемые ею виды насилия, сделать насилие необходимым (естествен­ным) элементом культуры. Для этого используются различные средства: убеждение, принуждение, авторитет вождя, стимулирова­ние, манипулирование и др.

Однако легитимность носит взаимопереходящий характер. Например, вчерашние повстанцы, носители коллективного неструкту­рированного и нелигитимного насилия, в случае прихода к власти могут преобразоваться в регулярную армию и приобрести статус законной силы (коллективного структурированного насилия). А по­терпевшая поражение бывшая законная власть становится нелигитимной.

Главной целью политического экстремизма является власть, об­ладание которой дает возможность распоряжаться людьми и ресур­сами и легально применять насилие. И чем большей властью обла­дают правящие элиты, чем в меньшей мере эта власть подконтроль­на структурам гражданского общества, тем больше у нее (правящей элиты) возможностей применять различные типы насилия.

Наиболее радикальными формами насилия в обществе являют­ся гражданская война и геноцид против собственного народа.

 

Как ограничить насилие в обществе?

 

Австрийский исследователь природной агрессивности Конрад Лоренц считает, что, во-первых, природную агрессивность человека нельзя исключить, избавляя людей от раздражающих ситуаций; во-вторых, с ней нельзя совладать с помощью "морально мотивирован­ных запретов". "Обе эти стратегии также хороши, как затяжка предохранительного клапана на постоянно подогреваемом котле для борьбы с избыточным давлением пара" [17]. Агрессия может выполнять как положительные, так и отрицательные функции в жизни челове­ка. Она, в частности, необходима и для достижения целей и для любви и дружбы. Поэтому, по мнению К. Лоренца, надо не ликви­дировать агрессию как явление, а предотвращать вредные проявле­ния этого инстинкта. Для этого человек должен лучше познать себя, углубить понимание причин своего поведения и найти способы и возможности разрядки своей агрессивности, например на эрзацобъектах [18].

По мнению 3. Фрейда, ограничить природную психологическую агрессивность людей можно через развитие их культурного уровня. Аналогичной точки зрения придерживался и Э. Фромм.

На протяжении многих столетий лучшие умы человечества раз­рабатывали различные концепции ненасильственного разрешения возникающих социальных конфликтов. Идеал ненасилия впервые был сформулирован в Нагорной проповеди Иисуса Христа, что, по мнению А.А. Гусейнова, явилось поворотным пунктом в истории европейской культуры [19]. В основу этого идеала положена идея нравственного совершенствования человека на пути преодоления зла и победы над грехом.

Современные концепции ненасилия (Л. Толстой, М. Ганди, М.Л. Кинг, Дж. Шарп и др.) содержат не только идейные и теорети­ческие конструкции, но и практический опыт ненасильственной борьбы. Эти концепции органически увязаны с борьбой за справедливость и, по мнению своих приверженцев, являются наиболее дей­ственным и эффективным средством в решении многих социальных конфликтов. Ненасилие в современной трактовке предполагает не пассивное созерцание или подчинение злу, а активное сопротивле­ние несправедливости без применения ответного насилия. Если насилие является разрушительной силой, порождающей и умножаю­щей зло, то ненасилие есть позитивное выражение силы, которая устраняет саму причину конфликта и создает условия для последу­ющего сотрудничества.

Один из вариантов практического применения ненасильствен­ного способа в разрешении конфликтных ситуаций был изложен А.А. Гусейновым [20].

Рассмотрим кратко основные его положения:

  1. отказаться от монополии на истину, быть открытым для диалога и компромиссов;
  2. уметь осознать (представить) себя в роли своих оппонентов, проанализировать свое поведение;
  3. видеть в своих оппонентах не только плохое, но и положи­тельное, и ни в коем случае их не унижать;
  4. не настаивать на своем, не отвергать сходу точку зрения оппонентов, а искать взаимоприемлемые решения;
  5. пытаться превратить врагов в друзей, бороться со злом, а не с людьми, стоящими за ним.

Все пункты предложенного варианта практического примене­ния ненасилия в той или иной степени находят свое отражение в конфликтологических концепциях, в которых разрабатываются спо­собы разрешения реальных конфликтных ситуаций методами переговоров, сотрудничества и социального партнерства. В последние десятилетия в демократических открытых обществах именно таким методам отдается наибольшее предпочтение, так как они показали свою эффективность и гуманность. С помощью переговоров удалось предотвратить ряд назревших военных конфликтов в мире.

Но, к сожалению, подобные методы не всегда могут привести к положительному результату. Во-первых, существует определенный тип людей, у которых биопсихологическая агрессивность, вне зави­симости от внешних стимулов, выступает как мотивационная тенденция, как внутреннее побуждение к совершению насилия. Такие люди испытывают удовольствие от нанесения вреда другим. У дру­гого типа людей насилие является привычным (социально адаптиро­ванным) способом поведения в определенных жизненных ситуаци­ях. В нашем обществе продолжается рост преступлений, совершае­мых алкоголиками и наркоманами. Поэтому страх наказания (воз­мездия) или само наказание (изоляция, лечение и др.) нередко являются чуть ли не единственным средством избавления общества от угрозы насилия со стороны таких людей.

Во-вторых, порой противоречия между отдельными людьми или социальными общностями настолько глубоки, а позиции принципи­ально несовместимы, что применение насилия как способа разреше­ния конфликта становится неизбежным. Известный русский фило­соф И.А. Ильин считал, что истинное местонахождение добра и зла — "душевно-духовный" мир человека и что зло и насилие можно ограничить духовным воспитанием. Но, по его словам, есть люди, которые обнаруживают "прямую неспособность воздерживаться от злодеяний" и перед извращенною волею которых бессильны все меры человеческого воздействия [21]. Поэтому И.А. Ильин был про­тивником "непротивления злу силою" в том смысле, как его пони­мал Л.Н. Толстой (что зло преодолевается любовью, а не принужде­нием).

По мнению И.А. Ильина, для того чтобы победить зло, необхо­димы и принуждение и пресечение как средство и способы сопро­тивления злу. Но "задача их не в том, чтобы наполнять тюрьмы и казнить, а в том, чтобы помочь выработке, установлению и поддер­жанию внутренних мотивирующих сил правосознания" [22].

Пока общество не достигло определенного (необходимого) уров­ня духовного развития и правовой культуры и пока существует непосредственная угроза людям со стороны различного рода агрессо­ров и насильников, без применения ответного насилия или принуж­дения не обойтись. Кроме негативных, насилие может выполнять и позитивные функции в обществе. Насилие бывает порой необходи­мым и в воспитательном процессе, и в борьбе с преступностью, и в ограничении радикализма и политического экстремизма. Поэтому следует различать насилие как зло, как негативное принуждение, как неправомерные действия, ущемляющие чьи-либо естественные права, и насилие как применение силы для защиты личности и общества от неправомерных действий. Для такого вида насилия обычно применяют термины "принуждение" или "заставление" (И.А. Ильин).

В настоящее время проблема заключается не в том, чтобы иско­ренить насилие как явление, а в том, чтобы существенно снизить его применение в обществе. Для этого, прежде всего, необходимо искоренять причины, порождающие насилие, и создавать условия, при которых насилие станет ненужным и нецелесообразным.

В стратегическом плане в программу борьбы с насилием долж­ны быть включены следующие положения:

  1. Восстановление экономики страны и создание нормальных человеческих условий жизнедеятельности для всех классов и соци­альных слоев общества.
  2. Вытеснение авторитаризма из сознания граждан и формиро­вание новой либерально-демократической культуры.
  3. Идентификация (политическая, идеологическая, социокуль­турная) всех социальных и социально-этнических общностей в рам­ках единой Российской Федерации.
  4. Воспитание правовой культуры и создание действенных ме­ханизмов ненасильственного урегулирования возникающих конф­ликтов.
  5. Укрепление правовой базы, направленной на ограничение насилия.
  6. Дальнейшее развитие демократических механизмов полити­ческого управления обществом и повышение уровня политической культуры граждан.

Тактические формы борьбы с насилием в обществе предполага­ют оперативное реагирование государственных органов и обще­ственности на наиболее опасные очаги распространения насилия с целью ликвидации или ограничения их негативного влияния. К таким "наиболее опасным очагам" в настоящее время можно отне­сти следующие:

  • рост криминальной преступности;
  • бесконтрольный ввоз (производство) и распространение ал­когольной продукции;
  • распространение наркотиков;
  • отсутствие ограничений на показ видеопродукции, содержа­щей акты насилия и вандализма;
  • рост числа беспризорников и бомжей;
  • отсутствие социальной защищенности отдельных категорий граждан.

Для решения всех перечисленных проблем требуются немалые материальные затраты, но в большей степени здесь нужны полити­ческая воля и организаторский талант государственных и обще­ственных институтов.

 

Примечания

 

[1] См.: Шихирев П. Психика и мораль в конфликте // Общественные науки и современность. 1992. № 3. С. 28—29.

[2] См.: Галтунг Д. Культурное насилие // Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения. Вып. 8. М. 1995. С. 37.

[3] Там же. С. 34.

[4] Психология. Словарь. М., 1990. С. 147.

[5] Минюшев Ф.И. Социальная антропология. М., 1997. С. 154.

[6] Лоренц К. Агрессия (так называемое "зло"). М., 1994. С. 250.

[7] См.: Сафуанов Ф.С. Психологическая типология криминальной агрессии // Психологический журнал. 1999. Т. 20. № 6. С. 27.

[8] См.: Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М. 1994. С. 27—29.

[9] Братва заметно молодеет // Метро. 2 сентября. 1999.

[10] См.: Тарасов К.А. От насилия в кино к насилию "как в кино"? // Социологиче­ские исследования. 1996. № 2. С. 35—41.

[11] Волков В. Политэкономия насилия, экономический рост и консолидация госу­дарства // Вопросы экономики. 1999. № 10. С. 46.

[12] Ревин В.П. Криминальное насилие в сферах семьи, быта, досуга // Социальные конфликты. М., 1995. Вып. 8. С. 148.

[13] Москвичи-самоубийцы предпочитают веревку // Московский комсомолец. 2000. 20 января.

[14] Ревин В.П. Криминальное насилие в сферах семьи, быта, досуга. С. 149—150.

[15] Ситковская О.Д. Социально-психологическая природа агрессивности и жесто­кости // Социальные конфликты. 1995. № 2. С. 100.

[16] Гозман Л.Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов-на-Дону, 1996. С. 232—249.

[17] Лоренц К. Агрессия (так называемое зло). С. 30.

[18] Там же. С. 31—37.

[19] См.: Гусейнов А.А. Этика ненасилия // Вопросы философии. № 3. С. 72.

[20] Там же. С. 77.

[21] См.: Ильин И. 4. О сопротивлении злу силой. 2-е изд. Лондон, Канада, 1975. С. 13—18, 168.

[22] Там же. С. 166.

 

Вестник Московского университета
Г.И. Козырев
Серия 7. Философия. №6. 2000 С. 85-100

комментарии 

 
0 #1 Tia 12.08.2017 07:22
cheap auto insurance online
[url="https://7auto24insuranc e.org/"]cheapest car insurance
cheap auto insurance online
best auto insurance: https://7auto24insuranc e.org/
Цитировать
 
 
0 #2 Gino 16.08.2017 16:22
auto insurance must protect medicare lien
[url=http://www.clubcrown.ca/index.php?option=com_k2 auto
insurance medical payments: http://petaw.fr/index.php?option=com_k2&view=itemlist&task=user&id=72908
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить