Национализм как реакция на глобализационные процессы

24 Октября 2010 - З.М. Абдулагатов - Этнический экстремизм и терроризм
Оценить
(0 голоса)

1. Глобализм как угроза этносам, этносы как проблема глобализма.

Современный этнонационализм — явление многогранное. К национализму приводят различные проблемы, с решением которых сталкивается этнос. В условиях Дагестана это, прежде всего, вопросы этнических территорий, кадровые вопросы. Усилившиеся в последние десятилетия глобализационные процессы внесли новые особенности в формирование и проявление этнического национализма. В общем виде эту проблему можно было бы обозначить как проблему взаимоотношений самобытности и глобализации. Смысл ее заключается в том, что глобализация может поставить под угрозу будущее каждого из этносов как народа. Этносы могут раствориться во всемирном потоке. Глобализация — это вызов этносам, особенно малочисленным. В то же время процесс глобализации неизбежен и где-то необходим, так как с его помощью можно будет решать многие проблемы, в частности экономические. Но это только в том случае, если человечеству удастся перейти от неконтролируемой, дикой, подчиненной интересам отдельных могучих держав глобализации к глобализации, учитывающей баланс интересов мировых сообществ, в том числе этнических интересов.

Тем не менее, «учет баланса интересов» дело не простое.                    В экономической сфере глобализация будет способствовать всеобщему развитию, но одновременно неизбежно усилит бедственное положение отдельных стран. С политической точки зрения глобализация усилит текущий процесс концентрации власти и сделает этот процесс еще менее контролируемым. Глобализация, как показывает время, приводит к гомогенизации культур, которая грозит отторжением многих этнических культур.

Опасности глобализма приобретают реальные черты, когда речь идет о взаимоотношениях либерально-демократической идеологии прав человека и прав этносов. Конституция РФ, следуя конституциям западных государств, закрепила в законе приоритет прав человека перед правами этносов. Конечно, это не говорит о том, что проблемы этносов больше не волнуют государство. Но очевидно, что государство не будет напрягать усилия по сохранению и развитию этнической самобытности, традиционализма. Это мировая тенденция, в русле которой движется и Россия: наряду с Декларацией прав человека (1948 г.) ни одно из современных развитых государств не собирается принять Декларацию прав народов. Идея такой Декларации была в свое время поддержана Папой Римским Иоанном-Павлом II (1995 г.). По его же мнению, «Церковь будет бороться за то, чтобы предотвратить превращение глобализации в новый колониализм» [См.: Жерди Пужоль. Глобализация и самобытность // Казанский федералист.             2002 г. — №1. — С. 64]. В защиту традиционных ценностей, которые подвергаются эррозии в современной концепции прав человека, выступил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. По его мнению, сегодня, в условиях капиталистических общественных отношений появилось «новое поколение прав, противоречащих нравственности», и налицо попытки «оправдать безнравственные поступки правами человека» [Выступление Патриарха Алексия II на пленарном заседании ПАСЕ в Страсбурге (октябрь, 2007 г.) // Независимая газета. 4.10.1007].

Конфликтность ситуации в отношении этносов выражается и в том, что в статье 29 Всеобщей декларации прав человека провозглашается: «Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности». Данная статья часто умалчивается теми, кто склонен выпячивать приоритеты прав человека в ущерб интересам этносов.

В конечном итоге, глобализация является не только расширением возможностей для связи и обмена во всемирном масштабе, но и экспортом и внедрением современной западной, социально-экономической и культурной модели по всему миру.

Все эти угрозы глобализма будут иметь решающее значение в судьбах малых и малочисленных этносов, которыми так богат Дагестан. Именно эти угрозы заставляют этносы активнее формировать такие элементы этнического самосознания, которые бы помогли им выстоять против бурь и натиска глобальных, унифицирующих нравы, культуры и экономики перемен их образа жизни. Это и есть содержание вспышки нового, эпохи глобализма, национализма. Это протест этносов, формы проявления которого разнообразны: от мягкого и горького признания и принятия новых фактов жизни до напряженных поисков своей ниши в глобализирующемся мире, а порою до экстремистского отрицания глобализма с целью сохранения традиционной этнической ниши.

Нельзя отрицать то, что в ряде случаев этническое сознание действительно становится проблемой для государства. Это по большей части в случаях его сильной политической загруженности. Данное обстоятельство есть одно из главных, что побуждает либерально-демократическую идеологию к равнодушному отношению к их проблемам. Нет этносов — нет проблем. Но в рамках закона этносы могут решать свои проблемы политическими методами, как и многие другие социальные группы. Зачастую этническая политика в развитии своей этнокультурной идентичности проявляет себя как этнонационализм. Но смело можно утверждать, что идеология прав человека не меньше идеологии прав народов способствует националистическим стремлениям. Чем еще объяснить тот факт, что бум государственного сепаратизма в Европе, да и во всем мире, идет в ногу с распространением идеологии либеральной демократии? Именно хваленая американская демократия, которой так любуются российские поборники прав человека, потакали националистическим группировкам в Югославии, после чего она распалась, не без помощи военной мощи США, с потерей общеюгославской идентичности для составляющих его народностей. Именно в результате экспорта американской модели либеральной демократии разрушены исторические традиции, сложившийся образ жизни многих стран мира. К чему это приводит, видно и по ситуации в Ираке, которая несет угрозу его территориальной целостности, благодаря провоцированному американцами конфликту между шиитами и суннитами. Какая гарантия, что такая же участь, под предлогом защиты прав человека, не ожидает Иран или другую страну света? Никакой. Разве не очевидно, что экспансия американского варианта идеологии прав человека — это экспансия американского национализма. Это есть государственный национализм, который не лучше, даже хуже, этнического национализма. Отсюда следует, что глобализм способен не только порождать протестные выражения этнонационализма, он несет в себе опасности сепаратизма и государственного национализма.

2. Дагестанские этносы в условиях глобализации.

Основные проявления этнонационализма в РД связаны с проблемами этнических территорий, кадровых расстановок. Вопросы глобализации и противодействия ей чаще всего возникают в сфере этноконфессиональной. Более всего ими озабочены духовные лица [См.: Обращение—предупреждение к продавцам и распространителям печатной продукции. // Ас-салам. 2004. — № 7]. Глобализация резко нарушила привычный баланс традиционных религиозных и светских ценностей в сфере нравственности. Особенно остро воспротивились этому представители так называемых «ваххабитов». Именно они восприняли западную культуру как угрозу этническим культурам, основанным на ценностях Ислама. Одной из основных их мировоззренческих позиций было отрицание приоритетов прав человека, так как Ислам всегда исходил из ценностей коллективизма, а ваххабизм в особенности.

Этнические проблемы достаточно сильно волнуют и ту часть интеллигенции, которая не подвержена космополитическим взглядам. Одно из главных мест в их деятельности занимают проблемы родных языков, родной литературы, газет на родных языках. Процессы глобализации и урбанизации наносят огромный ущерб их дальнейшему развитию. В Дагестане до сих пор нет закона о языках наших народов, который бы обозначил ответственность государства за их сохранении и развитие. Эта проблема особенно сильно затрагивает так называемые малочисленные народы, многие из которых издают свои газеты сами, обсуждают проблемы своего этнического развития без участия государства.

По данным социологических опросов, дагестанцы достаточно критически относятся к деятельности национальных движений, но в то же время они подчеркивают наличие специфических этнических проблем своих народов, решения которых они желают.

Глобализационные бури коснулись Дагестана не только либерализмом, демократией в сфере экономики, политики, культуры, которые меняют дагестанца прямо на глазах. Основы этого воздействия заложены в Конституции РД, где, следуя Конституции РФ, провозглашены приоритеты прав человека. Эту идеологию в республике пытаются сочетать с развитием этнокультурной самобытности. Как это возможно? Приоритетами обе эти цели вместе быть не могут: «Кошелек или жизнь», «tertium non datur» — третьего не дано. Президент РД М.Г. Алиев в Послании Народному Собранию РД (2008 г.) ставит задачу укрепления дагестанской общенациональной идентичности. На основе чего — вот главный вопрос. Укреплением приоритета прав человека — главного конституционного положения? Видимо, да, так как в кадровой политике Президент РД предлагает перейти от национальных квот к профессионализму. Казалось бы, прекрасная цель, но чем она обернется на деле — вопрос не простой, и в общих словах отвечать на него не следует. Достаточно сильно развитые национально-этнические идентичности у дагестанских представителей этносов в настоящее время неизбежно приводят к тому, что этнический состав большинства государственных учреждений можно определить по их руководителю. Президент РД пытается совместить, может быть, даже вопреки Конституции РД, принцип профессионализма на основе приоритета прав человека и принцип национальных квот. Например, в ходе выбора депутатов НС РД в 2008 г. он публично заявил об этом. Тем не менее, каждый случай перекоса в кадровых вопросах, благодаря Конституциям РД и РФ, можно оправдать приоритетами прав человека, профессионализмом. В условиях обостренной межэтнической конкуренции, которая наблюдается в РД, данное явление может носить массовый характер.

Дуализма сущности нет и быть не может. Отсюда следует, что при приоритетах прав человека приоритета прав этносов не будет. Принятия в РД концепции развития дагестанских этносов — это не более чем паллиативная мера, которая лишь демонстрирует внимание к этносам, но не решает и не может решить их проблемы этнического развития в корне. Тем более что глобализационные процессы оказывают разрушительное действие, прежде всего на этническую культуру.

3. Спасет ли этнические культуры идеология мультикультурализма?

Общедагестанская идентичность важна для дагестанцев, для мира и стабильности в республике. Когда речь идет о том, какая стабильность нам нужна, в условиях глобализации в первую очередь встает вопрос о сохранении этнической идентичности. Кладбищенский порядок нам не нужен. Множество идентичностей — нормальное и даже необходимое явление жизневыражения человека. В Москве я дагестанец, в Америке — россиянин. Ничего плохого нет в том, что в Махачкале человек назовет себя представителем своего этноса. Актуализация той или иной идентичности — дело ситуативное. Но есть базовые идентичности личности, связанные с материнским языком, культурой. Они несут в себе экзистенциальные основы бытия человека. Отсутствие бережного отношения к этой форме идентичности — один из источников формирования национализма.

Казалось бы, мультикультурализм есть то идеологическое признание множественности бытия этносов, на основе которого можно строить общедагестанскую идентичность. В действительности, мультикультурализм есть уничтожение этносов как этнокультурных организмов, как этнокультурной ценности.

Как утверждает философия, общее выражается только через отдельное, а отдельное существует в той связи, которая ведет к общему. К сожалению, американская философия, которая по большей части имела прагматический характер, не восприняла это существенное положение философской культуры. Именно из американской идеологии исходила инициатива превращения общества в «плавильный котел» этносов. Идея мультикультурализма, «многослойного пирога этносов», была осознана позже, после многих потерь для этносов, но вовсе не для того, чтобы либерально — демократическое государство поставило цель всемерного их развития. Просто осознали, что «переборщили». Тем не менее, и в либерально-демократическом понимании мультикультурализма проглядывает логически продуманная стратегия отказа, в конечном счете, от признания этничности как объективно и субъективно существующего феномена. Мультикультурализм несет в себе отказ от основной культуры, сплоченности в обществе, стремления к интеграции и коллективного видения. Это попытка замены множества этносов, многоэтничности атомизированными проявлениями мультикультурных качеств через отдельных его представителей. Мультикультурализм в этом смысле не есть мультиэтническое.

Для США мультикультурализм — явление исторически естественное: они сформировались как союз свободных людей, объединенных определенной целью. Напротив, европейские нации—государства образовались на базе исторической традиции, общности происхождения и территории. Американская культура открыта интеграции в нее новых элементов, европейцы же, напротив, дорожат каждым элементом своей культуры и стремятся к сохранению ее оригинальности [См.: Иноземцев В.Л. Иммиграция: новая проблема нового столетия // Социологические исследования. 2003. №4. — С. 68].

В истории дагестанских этносов эти элементы исторической традиции, общности происхождения и единой территории еще более выражены. Данное обстоятельство не учитывается теми, кто, слепо копируя, пытается перенести американские представления мультикультурализма в Россию, в Дагестан. Тем самым открывается путь к формированию новых этнических национализмов.

З.М. Абдулагатов,
к. филос. н.,
зав. отдел. Института ИАЭ ДНЦ РАН

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить