Сущность политического экстремизма и терроризма

02 Ноября 2010 - К.М. Ханбабаев - Политический экстремизм и терроризм
Оценить
(21 голоса)

Экстремизм известен человечеству с древних времен, с той поры, когда власть над другими людьми стала приносить определенные материальные выгоды и превратилась в этой связи в предмет вожделений отдельных особей, стремившихся достичь заветной цели любыми путями. При этом их не останавливали моральные барьеры, традиции, общепринятые правила поведения, интересы других людей. Цель оправдывала средства, и лица, жаждущие власти, не останавливались перед применением самых жестоких и крайних мер, включая устранение, открытое насилие, убийства, терроризм.

Политический экстремизм — сложнейший социально-политический феномен, сопровождающий человечество на протяжении веков, одно из следствий ненормального развития человеческой цивилизации.

Проблема политического экстремизма имеет для политической жизни российского общества, в котором экстремистские идеи и действия традиционно играют большую роль. Политический экстремизм встречается на всех этапах российской истории. Существенное место в политическом процессе во времена самодержавного деспотизма, в советский период и на современном этапе занимали и занимают экстремистские партии и движения, настроения и действия.

Следует отметить, что политический экстремизм вызывается целым комплексом причин, в большинстве случаев корни этого явления — в глубоких латентных и явных социальных, экономических и политических недугах, а не в патологии психологических реакций конкретных людей. Политический экстремизм в большей степени вызывается социальными причинами, противоположностью интересов и стремлений не отдельных индивидов, а различных общественных групп.

Политический экстремизм отличается от других форм экстремизма (национального и религиозного) тем, что его основными составляющими элементами выступают субъекты политической деятельности, сама политическая деятельность, целеориентированная на достижение публичной власти, а также предметное конфликтогенное основание, предполагающее конкуренцию политических интересов различных этнонациональных и социокультурных групп. При этом способы достижения поставленных целей как средство разрешения конфликтов могут иметь и насильственный характер.

Несмотря на глубокое изучение феномена политического экстремизма в философской и политической литературе, отсутствует общепринятое строгое его определение. Так, А.С. Грачев отмечает, что «под вывеской политического экстремизма зачастую смешиваются разнородные явления: от разнообразных форм классовой и освободительной борьбы, сопровождающейся применением политического насилия, до преступлений, совершаемых безответственными полууголовными элементами, политическими проходимцами или наемными агентами и провокаторами».

Исследователи отмечают большие трудности, связанные с выработкой адекватного теоретического определения политического экстремизма. Это объясняется, во-первых, сложностью самого феномена: исторической значимостью и многочисленностью вариантов комбинаций по линии субъект — объект. Во-вторых, идеологической насыщенностью. Не секрет, что анализ любого сколько-нибудь значимого политического явления исследователям в большей мере определяется его идейно-политическими и социально-философскими установками и предпочтениями, так что всякий исследователь не может быть полностью свободным от определенной тенденциозности и идейно-политической ангажированности в трактовке важнейших политических реалий. В-третьих, релятивностью, возможностью инверсии понятия «политический экстремизм». Наконец, в-четвертых, присутствием нравственного критерия, морального компонента. «Политический экстремизм» — понятие аксиологическое. Оно не только отражает определенный тип деятельности политических субъектов, но и сугубо негативно его оценивает, подчеркивает деструктивность и зачастую отождествляет со злом в его социально-политическом измерении. Естественно, что каждый исследователь оставляет за собой право на собственное этическое столкновение фактов политической жизни.

Таким образом, в современной научной литературе термин «политический экстремизм» можно рассматривать в узком и в широком смыслах.

В узком смысле под политическим экстремизмом обычно понимают незаконную деятельность политических движений и партий, а также должностных лиц и рядовых граждан, направленную на насильственное изменение существующего государственного строя и на разжигание национальной и социальной розни. Для политического экстремизма в таком понимании характерны три основных момента: нелегитимная политическая деятельность, прежде всего незаконное насилие; крайние формы национализма, расизма или социально-классового антагонизма; простота и общедоступность идеологии.

Но, с другой стороны, можно ли объединить под одним понятием такие, казалось бы, разные явления, как правление властолюбивых тиранов древнего мира и натовские бомбардировки на Балканах в конце ХХ в., народовольческий террор в самодержавной России и деятельность современных масонских лож и, наконец, кровавые события эпохи Великой французской революции и массовые убийства грузинскими войсками мирных жителей Южной Осетии?

На этот вопрос можно ответить утвердительно, если мы обратимся к широкой трактовке понятия «политический экстремизм». Слово «экстремизм» образовано от латинского extremus — крайний. В общем и довольно абстрактном смысле экстремизм — это приверженность к крайним мерам, действиям, взглядам, решениям. Это, скорее, не просто крайнее отрицание существующего положения, а стремление политических субъектов к утверждению чего-либо нового.

А.С. Зайналабидов и В.В Черноус дают следующее определение: «Политический экстремизм — это исторически изменяющееся социально-политическое явление, выражающееся в стремлении определенных политически активных индивидов, общественных групп, властвующих элит и контрэлит воплотить в жизнь свои политические идеалы и реализовать поставленные задачи всеми доступными средствами, включая различные формы насильственного воздействия, направленные на государственную власть, общество в целом или на какие-либо его элементы, международные организации, иные страны и в перспективе на все человечество в целом, а также обосновывающие и оправдывающие это насилие идеологии».

Политический экстремизм представляет собой сложный социально-политический феномен, имеющий тенденции к саморазвитию. Появление его обусловлено наличием целого ряда социально-экономических и социокультурных факторов, тесно взаимодействующих между собой. В то же время отсутствие одного или нескольких из этих факторов значительно препятствует распространению экстремистских настроений и резко снижает воздействие экстремистской идеологии на этнонациональный менталитет и социокультурную деятельность.

Нужно четко различать политический экстремизм, радикализм, сепаратизм и терроризм.

Радикализм зачастую употребляется как синоним политического экстремизма для характеристики политических интересов отдельных субъектов протестной и оппозиционной деятельности. Однако их различие очевидно и касается демократических и конституционно-нормативных средств разрешения политических конфликтов.

Специфика употребления данного термина в наши дни раскрыла Г.И. Авцинова: «Термин «радикализм», широко эксплуатируясь средствами массовой информации, учеными, носит пропагандистско-лингвистический характер. Радикализм, скорее всего, — это «стремление», экстремизм — «приверженность», т.е. радикал — это имеющий намерение, но не совершающий действие, а экстремист — это тот, кто совершает действие систематически. Таким образом, радикализм — это решительное, но не крайнее, экстремизм — крайнее и, по всей видимости, решительное».

Сепаратизм как вид политической преступности представляет собой наиболее радикальную форму этнонационализма, разрушающую единую государственность требованием суверенной этнократической и государственно оформленной территориальной целостности, базирующейся на принципе самоопределения.

Насильственные действия экстремистов по отношению к инакомыслящим нередко называют терроризмом или политическим терроризмом, который во многих случаях выступает неизбежным спутником политического экстремизма. Экстремизм и терроризм, как правило, неразрывно связаны и неотделимы друг от друга.

Термин «терроризм» происходит от латинского «terror», обозначающего страх, ужас. И действительно, необходимым элементом, присутствующим в любой террористической акции, является устрашение политического противника либо тех людей, которые выступают в роли непосредственных жертв террористов. Однако грубое подавление психики не является самоцелью терроризма. Нагнетание страха выполняет роль вспомогательного средства для достижения определенной цели: получить материальные или политические выгоды, заставить представителей власти или правоохранительные органы выполнить требования террористов, изменить политический курс и т.д. При этом субъекты террористической деятельности, как правило, не ограничиваются только угрозами. Зачастую они не останавливаются и перед применением насилия в самых жестоких формах. В качестве иллюстрации этого тезиса достаточно вспомнить события конца ХХ — начала XXI вв. в мире, России, на Северном Кавказе. Россия столкнулась с захватами школы в Беслане, здания «Норд-Оста» в Москве, вооруженным нападением на Нальчик, взрывами домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске, а также с другими жестокими преступлениями террористического характера. Не менее масштабные теракты произошли и во многих зарубежных странах: в США — 11 сентября 2001 г. (атаки на Всемирный торговый центр и Пентагон, унесшие жизни 2749 и 184 человек соответственно), в Испании — в марте 2004 г. (серия взрывов в пригородных электричках Мадрида, в результате которых погиб 191 и ранены более 1900 человек), в Великобритании — в июле 2005 г. (взрывы в Лондоне, 56 погибших и свыше 800 раненых) и т.д. Отмечаются все значимые теракты в Ираке и Афганистане (количество единовременных жертв зачастую превышает 100 человек).

Терроризм — это устрашающее насилие. Он во времени и в пространстве носит продолжаемый и публичный характер, что и придает ему специфическую общественную опасность.

Анализ террористических акций в зарубежных странах и в Российской Федерации свидетельствует о том, что требования, выдвигаемые террористами, представляют самый широкий спектр устремлений, начиная с попыток получения определенной денежной суммы или освобождения находящихся в заключении единомышленников и заканчивая посягательствами на изменение существующего строя, нарушение государственной целостности или суверенитет страны. Однако в любом случае в качестве объекта насильственных и, как правило, противоправных действий террористов выступают не только непосредственные жертвы террористических акций — представители органов власти или случайные, не имеющие никакого отношения к политике люди, но и отдельные элементы конституционного строя: порядок управления, политическое устройство, общественные институты, экономическая и военная мощь государства и другие.

Американские специалисты дают следующее определение терроризма — это «угроза применения или применение насилия в политических целях отдельными лицами или группами лиц, действующими за или против существующего в данной стране правительства, когда такие действия направлены на то, чтобы нанести удар или запугать более многочисленную группу, чем непосредственная жертва, в отношений которой применяется насилие», которое должно было отражать все формы терроризма, существующие в различных регионах мира.

В отечественных научных исследованиях по проблемам экстремизма и терроризма в словаре Ожегова дается краткая, но достаточно емкая характеристика понятия «террор» — это физическое насилие, вплоть до физического уничтожения, по отношению к политическим противникам».

Некоторые исследователи, например С.А. Эфиров, полагают, что не следует стремиться выработать универсальное определение терроризма, можно ограничиться лишь некоторыми важнейшими признаками, достаточно полно его характеризующими. К таким признакам он относит: политическую мотивацию насильственных действий; направленность насилия на дестабилизацию положения в обществе и запугивание различных социальных групп; отсутствие обязательной связи терактов с последующими вооруженными конфликтами; и, самое важное, наличие определенной идеологии экстремистской направленности, оправдывающей террористические действия.

Из вышесказанного следует, что, как и в случае с понятием «экстремизм», понятие «терроризм» различными исследователями трактуется и как действие, и как идеология.

В научной литературе, СМИ они зачастую рассматриваются как синонимы, хотя и имеют различную сущность. Вместе с тем экстремизм по своему содержанию значительно шире понятия «терроризм», поскольку именно с помощью террора экстремистские организации достигают поставленных политических целей.

Политический терроризм — это систематическое, политически мотивированное, идеологически обоснованное использование насилия либо угроз применения такового, посредством которого через устрашение физических лиц осуществляется управление их поведением в выгодном для террористов направлении и достигаются преследуемые террористами цели.

Экстремизм предполагает наличие какой-либо идеологии, теоретического обоснования применения насилия, хотя аргументация основана зачастую, главным образом, на эмоциональных, а не рационалистических представлениях об окружающем мире. Терроризм же в большинстве случаев выступает как система действий, опирающихся, как правило, на экстремистскую идеологию. Впрочем, политический экстремизм не ограничивается лишь выдвижением каких-либо теоретических концепций. Он подразумевает и определенные действия, очень часто принудительные, направленные на достижение выдвинутых целей. Терроризм, с некоторым допущением, можно представить как составную часть экстремизма, его наиболее яркое и действенное проявление в социально-политической жизни общества.

Таким образом, можно утверждать, что понятия «терроризм» и «экстремизм» достаточно тесно связаны между собой, но могут выступать и самостоятельными объектами исследования, которые не всегда детерминированы друг с другом.

Исходя из того, что активизация политического экстремизма и терроризма в настоящее время представляет серьезную опасность для российского общества, они должны быть глубоко и всесторонне изучены. Политический экстремизм и терроризм требует общественного, правового, административно-управленческого и социокультурного противодействия.

К.М. Ханбабаев,
к. филос. н., доц., ст. н. с.
Регионального центра
этнополит. исследов. ДНЦ

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить