Сущность и профилактика экстремизма и терроризма на северном кавказе

15 Сентября 2014 - А. К.Алиев - Понятие и сущность экстремизма и терроризма
Оценить
(1 голос)

Как известно, термин экстремизм(от латинского extremus – крайний) можно определить как приверженность к крайним взглядам и действиям, радикально отрицающих существующие в обществе нормы и правила. Некоторые политологи под экстремизмом понимают выражение вражды и ненависти по отношению к другим нациям, расам, религиям, классам.

Сущность экстремизма заключается в нагнетании страха и ужаса любыми путями, в первую очередь – используя насилие (физическое и/или психическое), для достижения конкретных целей отдельных лиц, организаций, кланов, движений, партий, государств.

В современных условиях причины распространения экстремизма на Северном Кавказе связаны главным образом с переходным периодом в развитии российского общества.

25 июня 2002 года принят Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности», а 27 июля 2008 года Госдума ФС РФ приняла поправки к закону, в которых расширяется трактовка понятия «экстремизма». В частности, в качестве проявления экстремизма предполагается признать массовые беспорядки, хулиганства и вандализм, если они способствуют возбуждению ненависти по идеологическим, политическим, расовым, национальным или религиозным мотивам.

Экстремисты, систематически прибегающие к насилию как к инструменту достижения политических целей – это террористы.

Терроризм (лат. terror – страх, ужас) – это политика устрашения и насильственных действий в достижении определенных политических целей (изменение внутренней или внешней политики государства, провоцирование международных инцидентов и вооруженных конфликтов, провокаций на межэтнической и межрелигиозной основе: навязывание определенной линии поведения, подавление политических противников и конкурентов и т.д.) при помощи террора, убийств, покушений, инсценирования «судов», диверсионных акций, направленных как против противников, так и против непричастного к противостоянию населения.

Терроризм многообразен. Наиболее масштабным является государственный терроризм, выступающий как репрессивный государственный аппарат против политической оппозиции и собственных граждан, а также против иностранных государств, международных отношений и лиц, не являющихся гражданами данной страны (США – Ирак; Израиль – Палестина) [1].

Формой государственного терроризма является геноцид – истребление мирного населения по расовым, религиозным и другим мотивам.

Различают терроризм групповой (как внутри страны, так и за ее пределами) и индивидуальный, осуществляемый либо по поручению определенных сил, либо из личных интересов (киллеры, «смертники», «шахиды» и т.д.).

По социально-политическим признакам наиболее разноплановым является политический терроризм – от борьбы с конкретными политическими противниками до стремления изменить существующий общественный строй. Широкую известность получили правый терроризм с националистическим уклоном, например, участившиеся в последние годы нападения на иностранцев в Санкт-Петербурге, и левый терроризм – «Красные бригады» в Италии.

По мировоззренческим установкам различают религиозный, фундаменталистский, сектантский терроризм и т.д. По характеру – это вид политической борьбы; специфическая форма вооруженных действий; вид уголовной преступности (криминальный).

Терроризму присущи: культ насилия и отказ от диалога с оппонентами; целенаправленно организованный характер террористических актов; закрытый подпольный характер деятельности; идеологизированная мотивация совершаемых террористических актов.

Широким набором средств и методов отличаются индивидуальный и групповые виды терроризма (физическое устранение политических оппонентов (убийство И. Ганди в Индии и У. Пальме в Швеции, М.Л. Кинга в США, А. Садат в Египте), терроризм против граждан Южной Осетии и Абхазии (Грузия).

Особую угрозу для безопасности стран представляет возможность применения т.н. «экзотических» форм терроризма: диверсии с применением новейшего химического оружия, способные привести к параличу системы управления государством, к хаосу в экономике.

Реальную опасность представляет ядерный терроризм (нападения на ядерные объекты, заражение местности радиоактивными веществами и т.д.); биологический терроризм с использованием бактерий, вирусов и других биологических средств; "кибертерроризм", предполагающий проникновение в компьютерные системы; космический терроризм – через создание помех для искусственных спутников Земли и их уничтожение, захват космических аппаратов; пиратские нападения на морские суда и т.д.

Террористическую деятельность взяли на вооружение воинственно настроенные представители ряда исламских религиозно-политических течений: ваххабизма, радикального мусульманского фундаментализма, осуществляющие террористические акты не только в своих странах, но и на территории других государств.

Борьба с терроризмом требует объединения усилий всего человечества. Она не может ограничиваться только силовыми методами, которые не всегда оказываются эффективными. Имеется целый ряд международных документов, направленных против этого преступления.

Серьезным вызовом национальной и региональной безопасности на юге России стал политический терроризм, взявший на вооружение этнонационалистические, этносепаратистские цели и выступивший под знаменем исламского фундаментализма.

В этой связи республики Северного Кавказа приняли законы, предусматривающие меры по борьбе с терроризмом и экстремизмом. Так, 16 сентября 1999 года Народным Собранием Республики Дагестан был принят Закон "О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан", в котором "создание и функционирование ваххабитских и других экстремистских организаций" признается "противоречащим Конституции РД" и "угрожающим территориальной целостности и безопасности республики".

Ряд аналитиков причины возникновения и развития феномена международного терроризма в современном мире видят в фундаментальном противоречии однополюсного мира, установившемся более десяти лет назад, в котором власть принадлежит узкой группе международных акторов. Суть этого противоречия – в противостоянии основных субъектов глобализации. В качестве глобального сверхигрока выступают США.

Угрозу мировому сообществу в форме международного экстремизма и терроризма определяют следующие факторы:

– формирование в государствах второго и третьего мира корпоративно-клановых структур, монополистических объединений, зависимых от транснациональных корпораций;

– нищета, традиции бюрократизма и докапиталистической эксплуатации;

– низкий уровень культуры и угнетение национального самосознания (в том числе и вследствие всеобщего распространения "вестернизированной" массовой культуры);

– гегемония мирового корпоративного капитала, давящего экономику стран "второго" и "третьего" мира, разрушающего их природу, развращающего местную элиту;

– нарастание культурного и информационного империализма.

 Сегодня, как никогда, необходимо строго научное, непредвзятое аналитическое изучение всего спектра причин генезиса экстремизма и терроризма как явления, а также их истории и проявлений.

Грозными симптомами терроризма стали чудовищные по жестокости и количеству жертв терракты в Махачкале, Буйнакске, Кизляре, Первомайском, Буденновске, Минводах, Владикавказе, Нальчике, Волгодонске, Москве и вероломное вооруженное вторжение в Дагестан в августе – сентябре 1999 года банд международных террористов, а также бесчеловечные, чудовищные и варварские терракты в гг. Беслане и Москве с захватом заложников.

Террористические рейды Ш. Басаева, С. Радуева, Х. Исрапилова, Хаттаба и других экстремистов нанесли и до сих пор наносят огромный ущерб в различных регионах страны, а также за рубежом.

В настоящее время в мире насчитывается около 500 террористических организаций. География экстремизма расширяется. Согласно экспертным оценкам, в 2008 году в мире произошло около 12 тысяч террористических актов, в результате которых пострадало 56 тысяч человек, в том числе 15 тысяч погибло[1].

По числу совершенных актов терроризма в стране ЮФО лидирует среди других федеральных округов, из 112 актов терроризма, зарегистрированных в 2008 году на территории России, 101 совершен на территории ЮФО, из них – 39 на территории Чеченской Республики, 30 – в Ингушетии.

В Послании Президента РФ Д.А. Медведева Федеральному Собранию РФ 12 ноября подчеркивается: «Террористические преступления в отношении представителей власти, духовенства и силовых структур дестабилизируют обстановку, мешают нормальному развитию экономики и социальной сферы в этом регионе.

Мы будем вести непримиримую борьбу с международным терроризмом, будем уничтожать бандитов…

Я уже говорил, что ситуация на Северном Кавказе не была бы настолько острой, если бы социально-экономическое развитие здесь было бы по-настоящему результативным. Очевидно, что истоки многих проблем прежде всего в экономической отсталости и отсутствии у большинства живущих в этом регионе людей нормальных жизненных интересов. Скажем откровенно, уровень коррупции, насилия, клановости в северокавказских республиках беспрецедентен. Поэтому решению социально-экономических проблем граждан мы будем уделять первоочередное внимание»[2].

Политологи отмечают, что планирование и координация террористических операций осуществляется интеллектуальной элитой, способной разрабатывать каждый раз принципиально новые преступные схемы.

Терроризм испокон веков был спутником войн, а нередко и предшествовал их началу. Согласно исследованию, проведенному американскими учеными, начиная с 3600 года до н.э. в мире произошло примерно 14600 войн. Их жертвами стало более трех миллиардов человек, или половина нынешнего населения земного шара. Историки утверждают, что человечество прожило лишь 292 года без войн, хотя, впрочем, нет никакой уверенности в том, что им удалось зафиксировать все вооруженные конфликты без исключения [3].

Ярким примером связи между террором и «легальным» убийством людей во время войн уже в близкую к нам эпоху является операция, которую в 1914 году провела тайная организация православных экстремистов «Черная рука» во главе с руководителем сербской контрразведки Драгутином Дмитриевичем. Она спланировала и осуществила руками студента Гаврило Принципа «устранение» наследника австрийского престола эрцгерцога Франца Фердинанда в Сараево. Провокация поборников создания «Великой Сербии» привела к первому в ХХ веке конфликту с участием всех крупных мировых держав.

Невиданного размаха террор достиг во время второй мировой войны, когда от рук гитлеровцев погибло огромное число мирных жителей.

За полвека, истекшие после окончания второй мировой войны, вооруженные конфликты унесли жизни еще 20 млн человек. Авторами анализа, проведенного под эгидой Центра военно-стратегических исследований Генерального штаба Вооруженных сил России и Института политического и военного анализа, зафиксировано в одном лишь последнем году ХХ века 70 «горячих точек». В 22 странах велись войны и в 25 обстановка характеризовалась как предконфликтная [4].

Осознания опасности распространения терроризма поставило глав государств Содружества Независимых Государств (СНГ) перед необходимостью создания региональной борьбы с этим преступным явлением. В целях координации усилий компетентных органов государств – участников СНГ в борьбе с терроризмом и иными видами опасных преступлений начиная с 1991 года был подписан целый ряд основополагающих межгосударственных нормативных актов. В их числе Соглашение «О концепции военной безопасности государств участников СНГ».

Учитывая усиление угрозы терроризма и экстремизма миру и стабильности всех государств, Генеральная Ассамблея Организации Объединенных наций 9 декабря 1994 года приняла Декларацию о мерах по ликвидации международного терроризма.

За последние 15–20 лет принципиально изменилась модель миропорядка. На место главного противостояния – противостояния двух сверхдержав – пришли новые масштабные конфликты глобализирующегося мира. Среди них ученые прежде всего выделяют так называемые цивилизационные противоречия. Их четко охарактеризовал С. Хантингтон, отметивший, что «впервые в истории глобальная политика стала не только мультиполярной, но и мультицивилизационной». При этом выявился неожиданный факт: неотъемлемым, едва ли не решающим компонентом цивилизационных конфликтов оказывается религия. Это не случайно: в самых различных регионах именно религия выступает как неотъемлемый компонент межцивилизационных столкновений, во многом предопределяя их остроту и трудности преодоления.

Как свидетельствуют исторические факты, наиболее упорные, хронические конфликты возникают и проявляются именно на религиозно-этнической почве. Масштабными примерами могут служить пакистано-индийский конфликт в Кашмире, война между Ираном и Ираком, между Палестиной и Израилем, не затухающий конфликт в Северной Ирландии, религиозно-этнические распри в бывшей Югославии, а также нагорно-карабахский и чеченский конфликты.

Может ли сама религия как особая форма культуры быть причиной, конечным пунктом трений, экстремизма и терроризма? Содержит ли религия (не только христианство, но и индуизм, буддизм, иудаизм, ислам и т.п.) нормы и предписания, призывающие к насилию, убийству, массовому терроризму и т.д., или ее главная функция – проповедь общечеловеческих, гуманистических норм? Далеко не каждая религия призывает к насилию и терроризму. Идейным обоснованием терроризма служат те разновидности религиозных учений, которые носят экстремистский, тоталитарный характер.

Религия, как и террор, существует на земле с незапамятных времен. Из шести миллиарда с лишним сегодняшних землян почти два (1999600 тыс., или 33% всего населения планеты) христиане, еще более миллиарда (1188240 тыс., или 19,6%) – мусульмане, почти миллиард (918250 тыс., или 15,2%) неверующие, остальные исповедуют самые различные религии. При этом в христианстве исторически сложилось три конфессии: католичество (1057328 тыс. последователей), протестантизм (342 млн) и православие
(215 млн. верующих) [5].

Как видно из проведенных выше цифр, христиане и мусульмане составляют более половины жителей планеты. А это значит, что от них в первую очередь зависит, в каком направлении будут развиваться события в мире: ждет ли нас мирное будущее или пресловутый «конфликт цивилизаций».

Религиозный терроризм – одно из наиболее ранних в человеческой истории направлений терроризма, которое уже на протяжении весьма длительного времени используется в противоборстве различных по характеру и организации социально-политических сил, в том числе религиозно-фанатических группировок разного масштаба и направленности клерикальных кругов и организаций, политических и этнических элит, общественно-политических объединений, отдельных государств.

Следует подчеркнуть, что понятие "религиозный терроризм" имеет достаточно условный характер, поскольку основные религии мира в их традиционном каноническом содержании не совершают терроризма, не призывают к нему, провозглашая, наоборот, целый ряд высоконравственных постулатов. Многие ученые, например, касаясь этого вопроса, вполне справедливо отмечают, что мировые религии, в том числе и ислам, поддерживают базовые духовные или общечеловеческие ценности.

Тем не менее религия как наиболее массовая идеология в каждую историческую эпоху с большей или меньшей активностью использовалась и используется различными социально-политическими силами, в том числе экстремистской направленности, для реализации своих целей, нередко весьма далеко выходящих за рамки религиозных. Исламский фактор зачастую используется в качестве идеологической и организационной оболочки при реализации практических интересов вовсе не исламских сил и субъектов политического и социального действия.

Наиболее известной и к тому же весьма масштабной и продолжительной по времени является террористическая практика под религиозными знаменами, существовавшая во времена инквизиции, религиозных войн в Европе и крестовых походов на Ближний Восток. Все более усиливающийся террористский потенциал, в значительной степени с религиозной окраской, формируется и остро проявляет себя в настоящее время в связи с целым рядом негативных процессов, характерных для глобализации.

К особенностям, которые определили возможность определения религии в качестве эффективного идеологического прикрытия, приобретавших в определенных условиях экстремистскую, в том числе террористическую направленность, могут быть отнесены прежде всего следующие факторы:

– глубокая укорененность религии в сознании широких слоев общества;

– сохранение религией в глазах населения своего значения как определенного объединяющего символа;

– сохранение религией в силу самой ее сущности в различных социальных средах своего значения как определенного объединяющего символа, как фактора сакрализации в отношении определенных людей, их идей и поступков, общественных движений, явлений (и т.д.), признание их священными, угодному Богу.

Многие называют терроризм главным врагом верующих мусульман. А ведь терроризм – это не субъект нападения, это – метод. От этого страшного явления страдают мирные жители.

В результате многочисленных акций, осуществляемых экстремистами во многих точках мира, но интерпретируемых ими как «священная борьба за веру», создалась новая, совершенно нетерпимая для мирового сообщества, ситуация. А побуждающим мотивом религиозного терроризма выступает именно ваххабитско-салафитская проповедь джихада, снявшая общечеловеческий моральный запрет на убийство невинных людей, определяемых как «враги ислама».

Звучащие из уст боевиков слова о «новом всемирном халифате», т.е. о монополярном мировом порядке под диктатом мусульман, являются всего лишь ширмой для провоцирования межцивилизованных конфликтов.

Подавляющее большинство российских мусульман являются мирными и законопослушными гражданами, патриотами своего Отечества. Однако сегодня в среде российских мусульман стали распространяться некоторые радикальные идеи.

Можно выделить ряд причин внутреннего характера, которые привели к появлению радикализма среди мусульман России и Дагестана, в том числе:

– практическое отсутствие научно обоснованной национальной и религиозной политики на юге России, отсутствие глубокого анализа и прогнозов в этих сферах;

– значительное снижение уровня жизни населения после распада СССР;

– колоссальная разница в доходах богатых и бедных, еще более заметная в местах компактного проживания мусульман;

– закрытие многих крупных советских предприятий на юге страны, приведшие к значительной безработице (до 80%), особенно среди молодежи, в ряде регионов Северного Кавказа и Дагестана;

– коррупция в органах государственной власти, лишающая простых людей всякой жизненной перспективы и веры в государственную власть;

– неискоренимая коррупция в высших и средних специальных учебных заведениях, лишающая молодых людей уверенности в завтрашнем дне и справедливости при поступлении в высшие учебные заведения;

– деградация общественной нравственности, распространение проституции, наркотиков, алкоголизма и т.д.

Происходящие в последние десятилетия в России болезненных и противоречивых преобразований, ломка сложившихся схем и отношений в области политики, экономики, права, социальной и иных важных сферах жизни государства и общества девальвировали такие «цементирующие» общественную жизнь начала, как патриотизм, чувство долга, коллективизм, нравственность и мораль, интернационализм.

Серьезным источником воспроизводства на постсоветском пространстве экстремизма явилось образование вакуума в духовном, мировоззренческом пространстве, ранее заполненном в советском обществе коммунистической идеологией. «Природа не терпит пустоты», и возникший идеологический вакуум стал быстро заполняться различными деструктивными и разрушительными для государства и общества концепциями, идеями, взглядами.

В реальной действительности эти причины взаимосвязаны и взаимообусловлены и могут быть преодолены при комплексном подходе к решению стоящих перед государством и обществом задач по борьбе с терроризмом и экстремизмом.

Помимо внутренних существуют и объективные внешнеполитические факторы, а также фактор глобализации. «11 сентября 2001 г. продемонстрировано еще более темные стороны глобализации: терроризм благодаря ей может легко проникать через все границы. Хотя проблема корней терроризма и остается весьма сложной, очевидно, что отчаяние и высокий уровень безработицы, преобладающие в столь значительной части мира, создают для него благоприятную питательную почву», – пишет лауреат Нобелевской премии 2001 г. по экономике Джозеф Юджин Стиглиц [6].

Чем грозит глобализация России и Северному Кавказу? По заявлению американского теоретика С. Хантингтона, Россия является «страной, предназначенной для разрыва». Это означает, что ей предопределено стать ареной самых жестоких конфликтов и противоречий, которые должны привести к расчленению российского пространства и вхождению его различных компонентов в новые геополитические блоки [7]. Бывший премьер-министр Великобритании Мейджор так цинично определил судьбу России и ее субъектов: «Задача России… – обеспечить ресурсами благополучные страны. Но для этого им нужно всего пятьдесят-шестьдесят миллионов человек» [8].

Следует подчеркнуть, что подрывная экстремистская литература, содержащая прямые завуалированные призывы к насильственному изменению конституционного строя РФ, возбуждающая межрелигиозную и межнациональную рознь, часто попадает в страну из-за рубежа. Но такого рода литература зачастую издается и на территории РФ и способствует распространению экстремистских идей.

В 1997–1999 годах М.С. Тагаев написал книги «Наша борьба или повстанческая армия имама» и «Газават или как стать бессмертным». Эти книги получили распространение на территории Дагестана и других республик Северного Кавказа. Содержание книг признано направленным на возбуждение национальной, расовой и религиозной вражды по отношению к русским и лицам православного вероисповедания, унижение национального достоинства русских и русскоязычного населения, пропаганду исключительности и превосходства лиц мусульманского вероисповедания (материалы уголовного дела № 2-55/04. Архив Верховного суда Республики Дагестан за 2004 г.).

Назрела необходимость серьезного анализа круга вопросов, проблем, связанных с национальными интересами и национальной политикой на юге России.

Решение многих национальных и межнациональных проблем юга России затруднено из-за отсутствия научно обоснованной государственной национальной политики, подкрепленной государственными документами по гармонизации межэтнических отношений.

Как известно, радикальные социально-экономические, общест-венно-политические реформы последних десятилетий, которым подверглось наше общество, этнонации и государство России, вызвали целый ряд конфликтов: и как продолжение исторических ошибок, обид, преступлений возникновение межэтнических, межрелигиозных, внутрирелигиозных конфликтов.

На наш взгляд, основными направлениями государственной политики в области противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму на Северном Кавказе остается совершенствование деятельности институтов гражданского общества, противодействие идеологии экстремизма, профилактика терроризма, создание государственной системы профилактики экстремизма и терроризма.

Стабилизация этнополитических процессов, национальных и межнациональных отношений возможно лишь в стабильном обществе, в котором господствуют благополучие, правопорядок, законы нравственности, взаимопонимание и толерантность.

Юг России является наиболее взрывоопасным регионом российского геополитического пространства. Достижение здесь стабильности является важнейшей задачей обеспечения национальной безопасности и национальных интересов России.

 

Литература

1. Канофоков В.Н., Бондаренко В.Ф.Терроризм // Социологическая энциклопедия. Т. 2. С. 645–647.

2. Международный терроризм / Под общ. ред. А.В. Возженикова. М., 2005. С. 9.

3. http: www. religio. ru. 2002. 18 декабря.

4. Морозов Ю.В., Глушков В.В., Шаравин А.А.Балканы сегодня и завтра. Военно-политические аспекты миротворчества. М., 2001. С. 333.

5. Зубов А.Б.История религий. М., 1997. Кн. 1. С. 18.

6. Ревущие девяностые. Смена развала. Великие Луки: Изд-во «Современная экономика и право», 2005. С. 22.

7. Хантингтон С.«The clash of сivilizations?» // http://www.lid.sacio msu.ru.

8. Российская Федерация. 2000. № 22. С. 28.



[1] Соболев В. Противодействовать идеологии терроризма // ИТАР-ТАСС. 24.06.2009.

[2]Дагестанская правда, 13 ноября 2009 г.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить