Идеология экстремизма и меры противодействия

08 Сентября 2010 - М.М. Магомедова - Профилактика и противодействие экстремизму
Оценить
(9 голоса)

В Концепции национальной безопасности РФ, утвержденной Указом Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24, экстремизм назван в ряду основных угроз национальной безопасности России.

Сам термин «экстремизм» обозначает в общем виде приверженность к крайним взглядам и радикальным методам достижения своих целей.

Экстремизм можно определить как явление, которое заключается в борьбе за власть субъектов социальных отношений в политической, религиозной, национальной, экономической и иных сферах общественной жизни, которое использует для достижения своих целей крайне агрессивные методы и формы действия.

Казалось бы, принятые государством основополагающие документы закрепляют равенство прав человека решают эту проблему. Да и международное сообщество, пережившее фашизм, занялось поиском путей предотвращения таких явлений, как расизм и этническая дискриминация. Однако события, происходящие в государстве, да и во всем мире в целом, демострируют нам, что по-настоящему действенные гарантии равноправия и свободы человека, различных этносов, конфессиональных групп и обществ отсутствуют.

История показывает, что экстремизм, как выражение крайних взглядов и установок, обладает способностью проникать во все сферы общественной жизни, и можно сказать, что экстремизм представляет собой некий своеобразный способ разрешения социальных противоречий, сложившихся в тех или иных областях общественной жизни.

В современной научной литературе экстремизм в его широком значении определяется как идеология, предусматривающая:

— принудительное распространение ее принципов;

— нетерпимость к оппонентам, отрицание инакомыслия;

— попытки идеологического обоснования применения насилия по отношению к любым лицам, не разделяющим убеждения экстремистов;

— апелляция к каким-либо известным религиозным или идеологическим учениям с претензиями на их истинное толкование и в то же время фактическое отрицание многих положений этих толкований;

— доминирование эмоциональных способов воздействия на сознание людей в процессе пропаганды идеологии экстремизма, обращение к чувствам людей, а не к разуму;

— создание харизматического образа лидера экстремистского движения, стремление представить его непогрешимым.

Все эти признаки имеют внутреннюю связь и тесно взаимодействуют друг с другом.

Из многочисленных форм экстремизма можно выделить экстремизм политический (направленный на уничтожение существующих государственных структур и установление диктатуры «тоталитарного порядка»), национальный (защита «своей нации», ее прав и интересов, ее культуры и языка с отвержением при этом подобных прав для других), националистический (стремление к отделению, обособлению) и религиозный (проявляется в нетерпимости к представителям различных конфессий либо в жестоком противоборстве в рамках одной конфессии) [Мартыненко Б.К. Теоретико-правовые вопросы политического терроризма.: Автореф. дисс. … канд.юр. наук. — Ростов-на-Дону, 1999. — С. 30-31]

Разделение экстремистских проявлений по политическому, национальному или религиозному признаку является условным, ибо все они взаимно влияют друг на друга, и в «чистом» виде их практически не встретить.

Националистический экстремизм почти всегда несет в себе элементы экстремизма политического и достаточно часто — религиозного. В свою очередь, политический экстремизм, как правило, имеет в своей основе если не чисто религиозную основу, то псевдорелигиозную. Такая идеология в подавляющем большинстве случаев основана на слепой эмоциональной вере, на «откровении», а не на логических рационалистических принципах.Это подтверждается на примере любого экстремистского движения, псевдореволюционного, националистического или религиозного.

Так, религиозный экстремизм обычно предусматривает не только распространение какой-либо религии, но и создание государственных или административных образований, в которых эта религия стала бы официальной и господствующей. При этом нередко преследуются и чисто экономические и политические цели. Таким образом, религиозный экстремизм несет в себе элементы экстремизма политического. Не менее часто здесь действует принцип, согласно которому представители какого-либо народа или нескольких народов заведомо считаются потенциальными сторонниками определенной религии, а все остальные — ее противниками.

Крайняя идеологизация экстремистской деятельности способствует появлению особого типа экстремистов, склонных к самовозбуждению и потере самоконтроля над своим поведением и совершаемыми действиями, готовых на любые акции.

Сторонники экстремистской идеологии могут быть настолько одержимы сознанием правоты и законности предъявляемых ими требований, что вольно или невольно подгоняют многообразие жизненных ситуаций и процессов к видению мира через призму этой идеологии. Исторические прецеденты достижения целей непопулярными средствами позволяют лидерам экстремизма создавать аналогичные прецеденты, надеясь, что история их оправдает [Бирюков В.В., //Адвокат. 2007, № 9].

В политическом аспекте экстремисты выступают против сложившихся общественных структур и институтов, против общественных устоев, пытаясь подорвать их стабильность, в массе своей силовыми методами. При этом для них крайне важен резонанс, вызываемый их действиями в государстве.

В межнациональных отношениях экстремизм выражается в разжигании вражды и ненависти между нациями и народностями, вооруженных конфликтах, геноциде, посягательствах на территории соседних государств.

Противодействие экстремизму — это общегосударственная задача, для выполнения которой требуется мобилизация всех ресурсов.

Одно из существенных проявлений экстремизма заключается в том, что он провоцирует государство на ответное насилие, дестабилизируя демократические институты общества, поощряя практику нарушений конституционных прав и свобод человека.

Хотелось бы назвать и такой фактор, способствующий возникновению экстремизма, как деятельность (умышленная или нет) некоторых общественных и публичных деятелей. Например, какую реакцию может вызвать среди мусульман столь широко пропагандируемый в СМИ и некоторыми правоведами термин «исламский терроризм». Ничего, кроме отторжения и возмущения.

Так что же необходимо для эффективного противодействия экстремизму во всех его проявлениях? Во-первых, ориентация в первую очередь на превентивные меры, а уж потом на репрессии.

Как свидетельствует опыт других стран, необходима работа с молодежью. Например, в ФРГ действуют специальные «молодежные программы», которые предусматривают проведение среди молодежи и подростков регулярных встреч в учебных заведениях, клубах, когда вместе с представителями местных органов власти и социальными работниками организовываются круглые столы. В России системного подхода со стороны всех органов, задействованных в противодействии экстремизму, в аналогичных вопросах не наблюдается.

Кроме воспитательной и разъяснительной работы, большое значение имеет обнародование основных результатов деятельности в сфере противодействия экстремизму. А что мы имеем в действительности? Каково соответствие совершенных на национальной почве нападений в центральных регионах страны с числом обвинительных приговоров по этим делам, с символическими наказаниями и снисходительным отношением?

Разве можно говорить об эффективном противодействии идеологии экстремизма, если в стране, победившей фашизм, за пропаганду и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики предусмотрены административные меры наказания (ст. 20.3 КоАП), хотя в ФРГ за подобные действия может быть назначено лишение свободы на срок до 3 лет [параграф 86а УК ФРГ].

Во-вторых, системный характер противодействия. Государственная система противодействия экстремизму функционирует не столь оперативно, как того требуют современные реалии. Недостаточная скоординированность органов государственной власти, необходимость совершенствования системы обмена информацией между различными ведомствами, отсутствие вовлечения в данный процесс общественных объединений и иных институтов гражданского общества — вот далеко не полный перечень проблем, решение которых должно носить первоочередной характер.

Кроме того, само общество не выработало устойчивого негативного отношения к экстремизму, не в полной мере осознало степень опасности этого явления для российской государственности, многонационального и поликонфессионального российского народа.

По мнению российских и зарубежных экспертов, актам экстремизма обычно предшествуют меньшие насильственные формы протеста и конфликта. Однако системы их раннего предупреждения в настоящее время не существует. Поэтому в целях предупреждения экстремизма и вообще насильственных конфликтов национально-политического характера должна быть создана государственная система выявления и разрешения таких конфликтов на ранней стадии. [Устинов В. //Российская юстиция. 2003, № 1].

В-третьих, очень мало внимания уделяется интеллектуальной работе, проводимой экстремистами, их идеологической деятельности. А ведь именно она обеспечивает приток последователей экстремистской идеологии, и именно благодаря ей экстремизм продолжает развиваться.

Еще во времена своего президентства премьер РФ В. В. Путин говорил, что корни террора лежат в недостатке эффективной социальной политики, в массовой безработице и недостаточном уровне образования подрастающего поколения, а порой в отсутствии самой возможности получить образование. Все это богатая питательная почва для экстремистской пропаганды, для роста очагов террора, для вербовки новых сторонников.

При этом надо особо отметить, что борьба с экстремизмом — это не борьба с инакомыслием, и соответствующие меры не должны вступать в противоречие с принципами, закрепленными в статьях 13, 29 — 31 Конституции РФ.

Пора декларативных документов и заявлений, используемых «деятелями от политики», должна уйти в прошлое. Общество ждет конкретных действий и комплекса мер, направленных на стабилизацию политического, экономического и социального уклада.

Литература

1. Бирюков В. В. // Адвокат. 2006, № 12.

2. БирюковВ. В. //Адвокат. 2007, № 9.

3. Мартыненко Б.К. Теоретико-правовые вопросы политического терроризма.: Автореф. дисс.   канд.юр. наук. — Ростов-на-Дону, 1999.

4. Устинов В. Ю. //Российская юстиция. 2003, №1.

 

М.М. Магомедова,
стажер МКА №1, юрисконсульт АНО
Лаборатория социально-политического анализа

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить