Некоторые проблемы предупреждения экстремистской и террористической деятельности

08 Сентября 2010 - Б.Б. Булатов, М.А. Курбанов - Профилактика и противодействие экстремизму
Оценить
(6 голоса)

Из-за повышенного интереса к терроризму, возникшего в последние годы, появилось достаточно много исследований (и еще больше публикаций), преследующих цель поиска эффективных алгоритмов борьбы с террористическими угрозами.

Политическая практика экстремизма находит выражение в различных формах экстремисткой деятельности, начиная от проявлений, не выходящих за конституционные рамки, и заканчивая такими острыми и общественно опасными формами, как мятеж, повстанческая деятельность, терроризм.

Терроризм — довольно сложное социальное, политическое, экономическое и криминальное явление, обусловленное внутренними и внешними противоречиями общественного развития различных стран. Он является серьезной угрозой для жизненно важных интересов личности, общества и государства и наиболее опасной разновидностью политического экстремизма в глобальном и региональном масштабах.

Терроризм включает несколько взаимосвязанных элементов: идеологию терроризма (теории, концепции, идейно-политические платформы), террористические структуры (международные и национальные террористические организации, экстремистские — правые и левые, националистические, религиозные и другие общественные организации, структуры организованной преступности и т. п.), а также собственно террористическую практику (террористическую деятельность) [1, с. 19 — 20].

Таким образом, терроризм — это часть, составляющая, одна из форм более широкого, многообразного и содержательного феномена экстремизма.

В свою очередь, профилактика террористической и другой экстремистской деятельности — это часть, элемент борьбы с такой деятельностью. Под профилактикой, на наш взгляд, следует понимать такие элементы борьбы, как: выявление, предупреждение, предотвращение, пресечение. Например, обострение межнациональных отношений в отдельно взятом регионе, дифференциация населения по материальному признаку, нерешенность проблем занятости, обострение политической борьбы, ослабление режимных мер, создающие условия для нарушения нормального функционирования объектов жизнеобеспечения, активизация подрывной деятельности из-за рубежа, ухудшение международных отношений и т. п. Эти неблагоприятные факторы могут возникать в самых различных сферах общественных отношений: во внешней и внутренней политике, экономике, законодательной и правоприменительной практике, воспитательном и образовательном процессах, области культуры, религии и т. п. Выявление и устранение такого рода факторов, взаимодействие которых способно породить экстремизм в различных его формах, и есть главная задача профилактики экстремизма.

Необходимо отметить, что с начала 90-х годов в нашей стране возник широкий спектр обстоятельств субъективного и объективного свойства, благоприятствующих распространению в обществе экстремистских взглядов и проявлений. Действительно, к этому времени на волне так называемых демократических преобразований в Советском Союзе стали множиться и разрастаться активные деструктивные процессы, объективно способствовавшие росту преступности, экстремизма и терроризма. При попустительстве центральной власти новое поколение амбициозных политиков стремилось перехватить у нее инициативу и прибрать к рукам рычаги управления регионами страны, для чего заигрывало с националистами и экстремистами различных мастей.

Несанкционированные митинги, шествия, демонстрации приобретали все более антиобщественный характер, выходили за рамки закона, перерастали в массовые беспорядки, этно— или социально мотивированные погромы. Правоохранительная система начала давать сбои, а представители силовых структур становились заложниками политической импотенции главы государства. Итогом этих процессов стала констатация факта развала государства.

Серьезным источником воспроизводства на постсоветском пространстве экстремизма, зачастую проявляющегося в террористических формах, явилось образование вакуума в духовном, мировоззренческом пространстве, ранее заполненном в советском обществе коммунистической идеологией. «Природа не терпит пустоты», и возникший идеологический вакуум стал быстро заполняться различными деструктивными и разрушительными для государства и общества концепциями, идеями, взглядами. Появилось множество мессий, проповедников, новых религиозных экстремистов, политических авантюристов, деятельность которых привела к обострению социальной напряженности в обществе, а в итоге и к масштабным конфликтам, вплоть до междоусобных войн (в Абхазии, Осетии, Карабахе, Приднестровье, Таджикистане, Чечне).

Так, например, следует признать, что в современной России дефекты в политике средств массовой информации, программы которых изобилуют сценами насилия и жестокости, снижают в самой восприимчивой среде — среде молодежи — критический порог неприятия насильственных форм действий для достижения любых целей, в частности, для разрешения социальных конфликтов. Это облегчает процесс вовлечения молодежи в различного рода масштабные асоциальные и экстремистские проявления (массовые беспорядки, погромы, совершение насильственных преступлений).

Среди современной молодежи, значительная часть которой сегодня имеет и низкий образовательный уровень, проще распространяются всевозможные экстремистские теории. При этом создается и культивируется некая «идеология для внутреннего пользования» — идеологический суррогат, в котором подменяются признанные в обществе ценностные ориентации, понятия морали и нравственности, добра и зла.

В качестве основы таковой могут выступать национализм, клерикализм, сепаратизм, экстремистские взгляды левого или правого толка, а иногда и просто некая фантастическая идея, возникшая в недрах какой-нибудь новомодной секты из числа представителей расплодившихся нетрадиционных религий.

На наш взгляд, профилактику террористической и иной экстремистской деятельности нельзя «поручить» какому-то одному министерству, ведомству или даже государственному институту (образования, воспитания, правоохраны и т. п.). Это задача общегосударственная и общенародная. Кроме того, следует иметь в виду, что профилактика экстремизма и профилактика терроризма — это не одно и то же. Во-первых, не всякий экстремизм чреват перерастанием в террористические проявления, следовательно, некоторые его формы не могут являться предметом воздействия с позиций профилактики терроризма. Во-вторых, часто профилактика терроризма возможна там, где профилактика экстремизма уже запоздала.

При поиске современных эффективных форм раннего предупреждения экстремистских проявлений заслуживает внимания опыт такой деятельности, накопленный еще в Советском Союзе, где в противодействии политически мотивированным правонарушениям объединялись усилия и джамаатов на Северном Кавказе, и государственных структур, и органов безопасности, и трудовых коллективов, и молодежных организаций, и широких слоев общественности, и средств массовой информации. Академик В.Н. Кудрявцев справедливо отмечает в этой связи: «Мировой опыт свидетельствует о том, что профилактическая работа — дело не только государственных органов; во многих странах, да и у нас имеется неиспользованный резерв общественных, самодеятельных, в том числе благотворительных организаций, которые могли бы часть работы принять на себя»[2, с. 372 — 373].

Обязательными требованиями, предъявляемыми к общегосударственной системе мер профилактики террористических и иных экстремистских проявлений, должны стать: во-первых, их упреждающий характер, во-вторых, комплексность применения профилактических мер, заключающаяся в использовании всех возможных рычагов оказания положительного влияния на обстановку, и, наконец, в-третьих, единое управление на федеральном уровне, подчиненное общему стратегическому замыслу искоренения противоправного экстремизма в Российской Федерации.

Таким образом, профилактика терроризма и иных форм экстремизма — приоритетное направление предупреждение экстремистских проявлений, заключающееся в выявлении, устранении, локализации факторов любой природы, способствующих совершению актов экстремизма, или нейтрализации их негативного воздействия, а также корректирующем, сдерживающем воздействии на поведение лиц, динамика поведения которых свидетельствует о возможном совершении ими таких актов или вовлечении в экстремистскую деятельность.

Эффективность системы мер профилактики экстремизма находится в прямой зависимости от степени заинтересованного участия в их разработке и целенаправленной реализации государственных структур и общественных институтов: всех ветвей власти, органов самоуправления, образовательных и воспитательных учреждений, правоохранительных органов и специальных служб, лидеров и активистов общественных объединений, представителей средств массовой информации, религиозных авторитетов различных конфессий, а также всего гражданского общества.

 

Литература

1. Витюк В.В., Эфиров С.А. Левый терроризм на Западе: история и современность. — М., 1987.

2. Политология: Энциклопедический словарь / Авт. кол. М., 1993.

 

Б.Б. Булатов,
д. истор. н., проф.,
зав. каф. истории России ДГУ,

М.А. Курбанов,
к. ист. н., ст. препод. каф.
истории Дагестана ДГУ

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить