Профилактика вовлечения молодежи в экстремистскую деятельность

08 Сентября 2010 - С.Э. Серкеров - Профилактика и противодействие экстремизму
Оценить
(7 голоса)

Экстремизм как социальное явление имеет давнюю историю. Однако в национальном законодательстве России нормы, предусматривающие ответственность за экстремистскую деятельность, появились недавно и обусловлены увеличением количества деяний, в основе которых лежат мотивы, отрицающие сложившиеся общественные отношения и посягающие на устои многонационального государства. Так, по данным Главного информационно-аналитического центра МВД России, в 2004 г. Было зарегистрировано 130 преступлений экстремистской направленности, в 2005 г. — 152, в 2006 г. — 263. В 2007 г. было совершено уже 356 таких преступлений (рост по сравнению с предшествующим годом составил 35,4 %). При этом средний возраст лиц, осужденных за совершение преступлений экстремистской направленности, составляет 27,5 лет1.

В связи с нарастающей тенденцией распространения в российском обществе проявлений различных форм экстремизма был принят ряд федеральных законов, призванных поставить такие проявления под правовой запрет. В их числе, в первую очередь, следует назвать Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 года и Федеральный закон «О противодействии терроризму» от 6 марта 2006 года.

Статья 1 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 года содержит довольно широкое определение экстремисткой деятельности, под которой, в частности, понимается деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных:

— на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности России;

— подрыв безопасности России;

— захват или присвоение властных полномочий;

— создание незаконных вооруженных формирований;

— осуществление террористической деятельности, совершение иных деяний2.

На основании Федерального закона от 24 июля 2007 г. №211-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму» были внесены изменения в уголовное законодательство3 . Теперь, согласно примечанию к ст. 282.1 Уголовного кодекса РФ, под преступлениями экстремистской направленности понимаются преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, предусмотренные соответствующими статьями Особенной части и             п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Преступления экстремистской направленности в последнее время совершаются с особой жестокостью и как, правило, носят групповой характер. В качестве примера можно привести следующий случай. В Воронеже 9 октября 2005 г. группа молодых лиц, вооруженных железными прутьями и цепями, напала на иностранных граждан в лесополосе недалеко от города. В результате ударом ножа в бедренную артерию был тяжело ранен 18-летний гражданин Перу — студент Воронежского архитектурно-строительного университета, который скончался по дороге в больницу. Пострадали еще один студент из Перу и стажер-филолог из Испании, а также их друг-россиянин. В течение двух недель были установлены все участники нападения, которыми оказались молодые люди в возрасте от 15 до 20 лет, объединенные в неформальные группировки «Витязь» и «Белый патруль», имеющие своей целью борьбу с лицами неславянских национальностей4.

Особую опасность представляет собой такая крайняя форма экстремизма, как терроризм.

В последние годы преступность террористической направленности захлестнула Республику Дагестан и ряд других республик Северокавказского региона Российской Федерации. В этой связи проблематика борьбы с разнообразными проявлениями терроризма в этом регионе стоит особо остро.

Однако преступность террористической направленности имеет и свою специфику. Как показывает практика, в основе преступлений данной направленности в ряде случаев лежит религиозно-политическая мотивация, основанная на неприятии тех или иных ценностей и моральных устоев общества.

К сожалению, следует заметить, что в последнее время проявилась крайне негативная тенденция, связанная с вовлечением в совершение преступлений террористической направленности, и в целом, в экстремистскую деятельность, лиц в возрасте от 18 до 25 лет, что ранее встречалось в исключительных случаях. Все чаще представители дагестанской молодежи становятся на путь совершения преступлений против конституционного строя и безопасности общества.

Так, например, 17 ноября 2007 года в результате спецоперации в Махачкале был убит так называемый «неуловимый» Уллубий Балатханов (18 лет), который, по данным МВД по РД, являлся непосредственным исполнителем убийства двух работников правоохранительных органов. Незадолго до этого, 8 октября, в ходе спецоперации по задержанию У. Балатханова на ул. Орджоникидзе были убиты Юрий Нестеров и Гимбат Абакаров5 .

Не лучшим образом выглядит ситуация и в соседней Чеченской Республике. Характеризуя ее, заместитель начальника УФСБ по Чеченской Республике Сергей Зубов отметил: «Район до сих пор остается сложным. Есть реальная угроза захвата заложников террористами. Боевики могут атаковать дома не в охраняемом райцентре, а в отдельных населенных пунктах. Туда опасно даже выдвигаться — могут устроить засаду или обстрелять по дороге. По экспертным оценкам, сегодня в горах скрывается около 400 — 500 боевиков. Сейчас они изменили тактику: ведут партизанскую войну и сразу же уходят после нападений. К сожалению, в боевики сегодня идут представители молодого поколения, парни в возрасте 14 — 15 лет. Это настоящие дети войны, у них за плечами детство, где вместо игрушек — автоматы и гранаты. Обстрелами и карательными вылазками старшие проводят тренировки и «вяжут» пополнение на крови. Вместе с религиозной накачкой это дает результат»6 .

Такое «омоложение» данного вида преступности связано с рядом факторов.

Очевидно, что значительно осложняют общую криминогенную ситуацию в Республике Дагестан социальные причины преступности. По большинству социальных показателей Дагестан занимает последнее место среди регионов России. В 2001 году население республики было самым бедным в Российской Федерации после Чеченской Республики и Республики Ингушетия. Дагестан характеризуется крайне низким уровнем жизни населения. На это обстоятельство обратил внимание и Президент России В.В. Путин, который в своем выступлении от 13 сентября 2004 г. справедливо отметил, что «социально-политическая картина в Северо-Кавказском регионе по-прежнему плачевная, и он недопустимо отстает по уровню жизни от других российских территорий». Президент России особо подчеркнул, что «корни террора лежат и в сохраняющейся в регионе массовой безработице, и в недостатке эффективной социальной политики, и в низком уровне образования подрастающего поколения, а порой — в отсутствии самой возможности получить образование. Все это — богатая питательная почва для экстремистской пропаганды, для роста очагов террора, для вербовки им новых сторонников»7 .

Наряду с изложенными объективными факторами совершению преступлений террористической направленности способствуют такие субъективные качества личности, как жестокость, падение нравственности, утрата духовности и ценностных ориентиров, правовой нигилизм и т. д. Данные факторы во многом способствовали проникновению в дагестанское общество идей религиозно-политического экстремизма как идейного источника современного терроризма. Этим не преминули воспользоваться идеологи религиозного экстремизма и при помощи различных посулов и денежных подачек вовлекли в свои ряды значительное число лиц, особенно молодежи. Будучи недовольными своим социальным положением, рассчитывая на лучшую жизнь в новом «исламском мироустройстве», одни по ложно воспринятым религиозным ценностям, другие просто из-за стремления чем-то заработать на жизнь стали на путь совершения преступлений против государственного строя и общества в целом.

Учитывая крайне тяжелое экономическое положение республик Северного Кавказа (в том числе и Республики Дагестан), эффективная профилактика вовлечения молодежи в экстремистскую деятельность должна быть увязана с социально-экономической политикой в данном регионе. Прежде всего необходима реализация комплекса общесоциальных мер профилактического воздействия в отношении молодежи, обеспечивая ее занятость в различных сферах жизнедеятельности.

С другой стороны, крайне важно отметить, что развитие этих криминогенных факторов в современном обществе можно объяснить тем, что в условиях происходивших в последние годы в России болезненных и противоречивых преобразований, ломки сложившихся схем и отношений в области политики, экономики, права, социальной и иных важных сферах жизни государства и общества оказались девальвированы такие «цементирующие» общественную жизнь начала, как патриотизм, чувство долга, коллективизм, нравственность и мораль, интернационализм. Прежняя социалистическая идеология на государственном уровне предана забвению, а ценности демократического государства по различным причинам не восприняты в должной мере современным обществом.  Эту «образовавшуюся пустоту» активно стремятся заполнить проповедники экстремистских идей.

Поэтому огромную роль сегодня в решении проблемы предупреждения вовлечения молодежи в экстремистскую деятельность в Республике Дагестан должны играть общественные, и прежде всего религиозные, организации, которые должны разъяснить молодежи преступную и античеловеческую сущность идей религиозно-политического экстремизма, выработать у них иммунитет к попыткам вовлечь в совершение антиобщественных действий. Необходимо активно формировать идеологию патриотизма среди юношей призывного возраста — защитников конституционного строя Российской Федерации.

 

С.Э. Серкеров,
к. юрид. н., доц. каф.
междунар. права ДГУ

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить