Противодействие экстремизму и терроризму в зарубежных странах: состояние и проблемы

08 Сентября 2014 - К.М.Ханбабаев - Профилактика и противодействие экстремизму
Оценить
(14 голоса)

Современный религиозно-политический экстремизм и терроризм стали возможны в контексте процессов глобализации, хотя они и не являются ее порождением. Основными объективными факторами, неразрывно связанными с этими процессами и влияющими на облик и характер действий современного международного религиозно-политического экстремизма терроризма, являются следующие:

Резкая дифференциация государств: на очень богатых и очень сильных, и на очень слабых и очень бедных, оказавшихся в силу особенностей исторического развития в ареале мирового ислама. По уровню доходов разрыв между 20 процентами бедных и 20 процентами богатых в XIX веке составлял цифру 3, а сегодня достиг цифры более 90. В результате современный мир стал подобен пирамиде. Вершина – США. Затем группа высокоразвитых индустриальных государств, ниже – страны среднего уровня. Все вместе они составляют одну десятую человечества. А внизу пирамиды – остальной, «третий» мир – оставшиеся девять десятых. Именно в этом мире появились и активизировались силы, которые воспринимают такую цивилизационную конструкцию как социально несправедливую, а то и отрицают всю современную цивилизацию в целом. Не имея возможности применить легитимные способы борьбы с формирующимся мировым порядком, они выбирают террор, мотивируя эту преступную деятельность необходимостью защиты исламских ценностей. Ясно, что это связано не с исламом и его течениями, а с положением мусульман в ряде бедных стран условиями их жизни, которые ежедневно воспроизводят питательную среду для произрастания и укрепления чувства социальной несправедливости.

Как известно, в конце XIX – начале XX-го века индустриальная революция в Европе, породив общественное расслоение и огромную массу социальных изгоев, вызвала мощный протест против богатых людей в виде революций, потрясших многие европейские страны, в том числе и Россию. Подобно этому в начале XXI века опасный разрыв в уровне жизни между богатым «Севером» и бедным «Югом» создает основу для формирования международного террористического «интернационала» под зеленым знаменем ислама;

Региональная нестабильность, которая является горючим материалом для эскалации вооруженных конфликтов, спровоцированных террористическими актами;

Информационная революция, широкое распространение электронных СМИ и возможность их превращения в инструмент манипуляции массовым сознанием. Еще в начале 1960-х годов три четверти населения мира, живя в перманентной нужде, стоически относились к этому, поскольку даже в отдаленной степени не представляли себе, как живут в благополучных странах. Ситуация стремительно изменилась в результате информационной революции когда практически в каждый дом пришло телевидение. Тогда бедные впервые увидели, что такое богатство и каков масштаб разрыва между ними и промышленно развитыми странами.

Обострение противоречий между различными системами ценностей: с одной стороны, системой западных ценностей, и далеко не всех устраивающих в качестве универсальных; с другой – системой ценностей, с которыми себя ассоциирует так называемый «исламский мир» и который при всей своей неоднородности вдохновляет исторический проект, альтернативный западному.

Основными субъективными факторами, влияющими на характер и облик современного экстремизма и терроризма, являются следующие:

протест бедных стран против глобализации, плодами которой они не могут воспользоваться, а также против натиска ТНК, активно ей способствующих;

активизация криминальных транснациональных структур: в их деятельности возникают ситуации, когда нужна опора на военную силу, которой у них нет, методы же терроризма им доступны;

возникновение исламского радикализма, идеологически подпитывающего международный терроризм, что отчасти является реакцией на попытку вестернизации мусульманского мира, на многолетнее пренебрежение его интересами со стороны богатейших стран Запада. С учетом того, что после провала советского проекта Россия интегрируется в западное общество, в западную цивилизацию, то и она становится в этом смысле врагом для исламского фундаментализма.

С другой стороны, должно быть ясно: сентябрьские теракты – это не «конфликт цивилизаций» и не столкновение на межконфессиональной основе. Цивилизации вообще никогда не воевали между собой. Самые страшные и кровавые драмы ушедшего столетия происходили в рамках одной и той же цивилизации. Со времен крестовых походов не было прямых столкновений между христианством и исламом.

Проблема борьбы с религиозно-политическим экстремизмом и терроризмом является актуальной проблемой международного характера. Как отмечают эксперты, в решении этой сложнейшей задачи должны быть задействованы не только отдельные специально создаваемые для этой цели антитеррористические центры или даже правоохранительные органы и спецслужбы. Для борьбы всеобщей угрозой экстремизма и терроризма необходимо объединение усилий всех государственных и общественных структур, ветвей власти, средств массовой информации. Нужна международная и национальные стратегии борьбы с терроризмом.

В конце 2001 года создана международная антитеррористическая коалиция (МАК) под эгидой США для борьбы с «угрозами исламистского фундаменталистского терроризма». Причем к названной коалиции были привлечены в той или иной степени некоторые мусульманские страны – Пакистан, Королевство Саудовская Аравия и др.

Помимо этого, международное сотрудничество государств в сфере борьбы с терроризмом организуется Комитетом по борьбе с терроризмом при Совете безопасности ООН (КБТ ООН), также образованном в октябре 2001 года, – Россия принимает активное участие в мероприятиях, проводимых данным комитетом, в том числе оказывая помощь заинтересованным странам и обучая антитеррористические кадры.

Проблемами противодействия терроризму с 2002 года также активно занялись европейские структуры от ОБСЕ и Совета Европы до НАТО.

Однако решение США о проведении военной операции по свержению режима Саддама Хусейна в Ираке, привело как к фактическому распаду МАК, росту антиамериканских настроений в странах, традиционно исповедующих ислам, так и сделало европейские государства – Великобританию, Испанию, ФРГ и другие, объектом террористических атак структур, связанных или ассоциирующих себя с «Аль-Каидой».

«Аль-Каида» существует с начала 1990-х годов, с 1996 года проводила по 1 – 2 крупных диверсионно-террористических операции против американских объектов за пределами США.

В апреле 1998 года в Пакистане был образован Международный фронт джихада (МФД, другое, встречающееся в СМИ, его наименование – «Международный фронт борьбы против иудеев и крестоносцев»), представляющий собой международный союз радикально-фундаменталистских организаций различных государств мира. При этом многие организации, входящие в МФД, находятся вне закона даже в собственных странах – Египте, Судане, Саудовской Аравии, Пакистане, на Филиппинах.

Агрессия США против Ирака мобилизовала поддерживающие МФД и «Аль-Каиду» силы на проведение террористических операций не только против коалиционных сил в Афганистане и Ираке, но и против государств, имеющих свои воинские контингенты в этих странах.

Геополитической целью МФД является расширение сферы господства «подлинного ислама», – что вполне вписывается в концепцию «войны цивилизаций» С.Хантингтона, – и, в частности, образование теократического исламского государства на территории современной Турции, Палестины, Ирака, Ирана, Чечни, Дагестана, Азербайджана, ряда республик Поволжья, Туркмении, Таджикистана, Киргизии и даже Китая, а также создание зависимых от него анклавов в других частях света – на Филиппинах, в Кашмире, Косово, ряде регионов Африки.

В принципе идея эта не нова, высказывалась еще в XIX веке и встречала определенное понимание и даже поддержку со стороны некоторых государств. Понятно, что попытки реализации этой концепции представляют реальную угрозу как безопасности многих государств мира, так и современным международным отношениям.

Однако за этой религиозно-пропагандистской завесой скрывается вполне реальный экономический и политический интерес – установление контроля над регионами, богатыми углеводородными энергоносителями, которые являются становым хребтом глобальной экономики ХХI века. Такой контроль призван изменить направление мировых финансовых потоков, поставить их на службу руководству МФД.

На наш взгляд, подобный геополитический проект является своеобразным ответом на известную концепцию «золотого миллиарда», откровенно пропагандирующей неизбежное отставание в социо-культурном развитии остальной части человечества, а это 6/7 населения планеты.

В определенном смысле замыслы МФД являются своеобразным «колониализмом наоборот», когда контролирующая нефтегазовые регионы монополия диктует свои условия остальному миру.

Вот для обеспечения этой глобальной конфронтации, в том числе с применением террористических методов и средств, и нужна идеология «священной войны» под религиозным знаменем.

Следует отметить, что МФД, не смотря на объявленный «всемирный поход против терроризма», до сей поры располагает значительными материальными и финансовыми ресурсами, опорными базами – одной из них еще задолго до сентября 1999 года стала Чечня, – разветвленной системой организаций, предприятий, доверенных лиц в десятках государств на всех континентах, подготовленными кадрами «моджахедов» («воинов ислама»), насчитывавших не менее 15–20 тысяч боевиков, прошедших подготовку в спецлагерях «Аль-Каиды». Последняя же является, скорее всего, лишь «исполнительным» органом «Международного фронта джихада».

Прошедшие с начала «антитеррористических» операций в Афганистане и Ираке годы показали, что, несмотря на понесенные потери, костяк «Аль-Каиды» не только не был уничтожен, но и полностью сохранил свою боеспособность и управляемость подчиненными структурами, международные контакты, а также «авторитет» и привлекательность для своих единомышленников. В мае 2011 года убит руководитель «Аль-Каиды» Усама бен Ладен. Новым лидером «Аль-Каиды» объявлен Айман аз-Завахири.

Идеологи «Аль-Каиды» и МФД не оставили попыток спровоцировать «войну цивилизаций», способную серьезно дестабилизировать международную обстановку и безопасность.

Следует также отметить, что начало активных боевых действий в Ираке сократило, но отнюдь не ликвидировало зарубежную поддержку сил вооруженных сепаратистов на Севером Кавказе, их НВФ.

В рамках общих действий МАК по противодействию терроризму, некоторые сопредельные страны – Грузия, Азербайджан, Турция, усилили меры контроля за режимом госграницы с Россией, что позитивно повлияло на оперативную обстановку в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах Российской Федерации.

В то же время следует подчеркнуть, что, по прогнозам американских аналитиков, они не видят реальных перспектив разгрома формирований «Аль-Каиды» ранее 2012–2015 годов. Более того, по прогнозу американских аналитиков из Национального совета по разведке, «к 2020 году на смену «Аль-Каиде» придут не менее фанатичные, но более децентрализованные группы исламских экстремистов».

Также аналитики НСР дают мрачную картину развития ситуации на южных рубежах России: они полагали, что там, под воздействием исламского фундаментализма и экстремизма, возможна эскалация напряженности, способная привести к возникновению затяжных конфликтов.

Косвенно признавая ошибочность решения об интервенции против Ирака, ныне американские эксперты допускают, что он может стать в ближайшем будущем альтернативой Афганистану в качестве плацдарма и базы подготовки исламистских экстремистов.

В ближайшие годы, по нашему мнению, очаги терроризма, достаточно влиятельные террористические организации сохранятся в Пакистане, Афганистане, Ираке, Северной Африке, Косово, Центрально-Азиатском регионе (ЦАР), что может самым непосредственным образом сказываться на оперативной обстановке в СНГ.

В то же время, активные мероприятия по ликвидации террористических структур, групп и организаций могут вести к миграции их уцелевших участников в страны и регионы с менее «жесткими» антитеррористическими режимами для «длительного оседания» в режиме выжидания или «перенесения боевых действий на новые территории».

Сохранение значительного террористического потенциала, возможное падение мировых цен на нефть могут привести также к атакам на этот основообразующий сектор экономики. При этом объектами атак могут стать не только нефтепромыслы, но и трубопроводы, нефтеналивные терминалы портов стран-экспортеров на Ближнем Востоке, нефтедобывающие платформы на континентальном шельфе (в Норвегии, на Каспии, в Северном море и Мексиканском заливе), танкера и танкерные маршруты, нефтеперерабатывающие предприятия стран-импортеров.

Помимо этого объектами атак могут быть транспортные системы и их инфраструктуры – авиационные, железнодорожные, автомобильные.

Следует также подчеркнуть, что определенную угрозу могут представлять также трансграничные преступные сообщества, в первую очередь связанные с незаконным оборотом наркотиков, оружия, «живого товара», компонентов ОМП. С их стороны отмечались попытки уничтожения сотрудников правоохранительных органов, дестабилизации обстановки в конкретных регионах. В России имели место нападения и атаки на объекты погранвойск, включая жилые городки и дома пограничников.

Финансово подпитывающая «Аль-Каиду» и ее операции международная торговля опиатами и героином также является еще одним оружием в борьбе против «греховного» западного мира. Помимо предоставления материальных ресурсов, она «сокращает и ослабляет человеческий потенциал» противоборствующей стороны, коррумпирует и разлагает чиновничество, порождает серьезные внутренние социальные проблемы.

С момента завершения первой фазы международной контртеррористической операции в Афганистане в декабре 2001 года, объем наркотрафика из этой страны, направляемого в Европу через Россию и другие страны СНГ, вырос как минимум вдвое, а его «конечная» цена, по сравнению с первоначальной в Кабуле, возрастает более чем в тысячу раз.

По оценкам Управления по контролю над наркотиками и преступностью ООН, урожай опийного мака в Афганистане в 2007 году позволял произвести более 8,5 тысяч тонн героина, что намного больше, чем в 2005 и 2006 годах.

Международные миротворческие силы в Афганистане (ISAF), ныне столкнувшиеся со значительной активизацией боевых действий талибана во многих провинциях, не стремятся, а официальное кабульское правительство не в силах эффективно противодействовать наркотрафику, с чем, к сожалению, мирятся европейские государства, тогда как можно было бы создать международную систему борьбы с этим видом трансграничной организованной преступности, включающей также усилия правоохранительных органов государств СНГ.

Одними из главных причин распространения экстремистских идей и настроений являются: стимулирование недовольства в отношении экономической и политической экспансии Запада в исламском мире; неурегулированность арабо-израильского конфликта; периодические обострения ситуации в Ираке, Афганистане; попытки стран Запада воздействовать на политические процессы в Иране и др.

Эксперты признают, что в современных условиях весьма актуальна необходимость философского, религиоведческого, исторического, политологического, правоведческого анализа проблем, связанных с теорией и практикой исламского радикализма, религиозно-политического экстремизма и терроризма, исследования условий, обусловивших их появление в суннитском исламе, выявления и характеристики основных, определяющих факторов, влияющих на распространение религиозно-политического экстремизма и терроризма, идей радикального ислама в современном мире, СНГ, России, путей их преодоления.

Зарубежных исследователей сегодня больше волнуют не теоретические, а практические стороны противодействия экстремизму и терроризму. Например, центральными для большинства стран Западной Европы сегодня являются конкретные случаи правоприменения антиэкстремистского и антитеррористического законодательства. Или, например, такой аспект противодействия экстремизму и терроризма как борьба с распространением экстремистских и террористических идей в глобальной сети Интернет.

Наиболее важной предпосылкой изживания терроризма является стабилизация экономического и политического положения в странах, укрепление демократических принципов в общественно-политической жизни. Необходимо сформировать нормальное гражданское общество, в котором резко сузится социальная база терроризма. Другая очень важная предпосылка – выработка и укоренение демократических традиций, становление и развитие политического и идеологического плюрализма, утверждение таких правил «политической игры», которые характеризуются взаимной терпимостью, отказом от конфронтационности в отношении между различными социальными и политическими силами, поиском и нахождением консенсуса. Особенно важно, чтобы в государствах сформировались стабильные демократические политические системы, механизмы цивилизованного политического диалога и ротации власти. Необходимо, чтобы стоящие у власти исключили основания для возникновения непримиримой оппозиции, способствовали обеспечению прав и законных интересов меньшинства. Разумеется, оппозиционные силы также должны отказаться от подобных методов в своей политической деятельности. Для вытеснения терроризма из жизни необходима выработка высокой политической и правовой культуры в обществе, четкое установление правовых санкций за террористические действия.

Необходимо создать благоприятные условия для нормального равномерного развития различных этносов и обеспечить реализацию их интересов, чтобы предотвратить конфликты на национальной почве. Задача государства заключается в формировании у всех проживающих в данной стране этносов такого самосознания, при котором чувство принадлежности к своему государству имело бы приоритет перед фактором этнической принадлежности в процессе самоидентификации граждан.

Государственные органы также должны активизировать свои усилия в превентивной деятельности, направленной на локализацию и нейтрализацию террористических тенденций, устранить потенциальные предпосылки их формирования. Необходимы меры по усилению границ, повышению контроля над деятельностью зарубежных организаций, чтобы максимально снизить возможность импорта экстремизма из третьих стран. Активная молодежная политика, меры, направленные на сокращение безработицы и решение назревших социально-экономических проблем, способны снизить социальную напряженность в обществе, нейтрализовать главный источник потенциальных социальных эксцессов.

Идеологию экстремизма можно охарактеризовать как комплекс радикальных идейных установок и теоретических воззрений (крайне левых, крайне правых, национал-экстремистских, сепаратистских, великодержавных, религиозных, социально-экономических и духовно-психологических), выступающих теоретическим обоснованием применения насилия в различной форме на нелигитимной основе для достижения преимущественно политических целей.

Большинство исследователей понимает под терроризмомодин из методов политической борьбы, отвергающий сотрудничество, компромиссы с противодействующей стороной и отражающий наиболее агрессивные установки субъекта, а также негативный социальный протест, развивающийся на различных уровнях – общество, классы, отдельные общественные слои, этнонациональные группы.

Современный религиозный экстремизм неотделим от терроризма, который является одним из крайних выражений экстремистской деятельности. В последние десятилетия религиозный экстремизм все чаще обращается к организованному и религиозно-обоснованному использованию террористических актов как к средству достижения своих целей. Многочисленные факты такого рода наблюдались на Северном Кавказе, Центральной Азии, Афганистане, Ираке, Югославии, Ольстере, на Ближнем Востоке.

Наибольшую опасность для мирового сообщества представляют неправительственные исламские организации экстремистской и террористической направленности.

С экстремизмом и терроризмом на религиозной основе должно бороться общество игосударство. Методы борьбы могут быть различными. Государство должно устранить социально- экономические и политические условия, способствующие возникновению экстремизма и пресекать противозаконную деятельность экстремистов, а общество при помощи общественных и религиозных объединений, СМИ и т. п. должно противодействовать религиозно-политическому экстремизму и терроризму, противопоставляя экстремистским и террористическим идеям гуманистические идеи и принципы толерантности, гражданского мира и согласия. Для преодоления такого рода экстремизма и терроризма могут применяться политические, социологические, психологические, информационные, силовые и другие формы борьбы. Важную роль призвана сыграть правоприменительная практика. В соответствии с нормами права ответственности подлежат не только организаторы и исполнители преступных акций экстремизма и терроризма, но и их идейные вдохновители. Эффективность борьбы против религиозно-политического экстремизма и терроризма в нашей стране зависит от того, насколько последовательно и строго выполняются требования закона.

Учеными и религиозными деятелями предложено подготовить и утвердить на уровне Президента РФ Концепцию государственно-конфессиональной политики Российской Федерации. Однако эти предложения не находят поддержки во властных структурах. Между тем она была бы не только надежным ориентиром для государственных органов для обеспечения строгой законности в сфере государственно-конфессиональных отношений и организации межрелигиозного взаимодействия в духе культуры мира и ненасилия, а также важным фактором по предотвращению экстремизма и терроризма.

Международное сообщество отрицает экстремизм и терроризм как средство для достижения политических целей. Борьба с этими явлениями провозглашена ООН одной из приоритетных задач своей деятельности. Существует большое число международно-правовых актов противодействия терроризму, запрещения дискриминации по религиозному признаку.

Основными направлениями противодействия терроризму и экстремизму являются:

создание международной правовой базы как важнейшего условия для осуществления согласованных и результативных антитеррористических действий; формирование международных антитеррористических центров и привлечение вооруженных сил для борьбы с экстремизмом; оздоровление социально-экономической обстановки в странах и регионах, являющихся основными источниками вооруженных конфликтов.

Принципы борьбы с терроризмом и экстремизмом, важность объединения государств для противодействия терроризму раскрыты в целом ряде международно-правовых документах: Всеобщая Декларация прав человека, принятая на третьей сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций 10 декабря 1948 года; Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 года); Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 года; Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов (Токио, 14 сентября 1963 года); Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (Гаага, 16 декабря 1970 года); Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (Монреаль, 23 сентября 1971 года); Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов (Нью-Йорк, 14 декабря 1973 года); Европейская конвенция о пресечении терроризма (Страсбург, 27 января 1977 года); Международная конвенция о борьбе с захватом заложников (Нью-Йорк, 17 декабря 1979 года); Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений (принята Генеральной Ассамблеей ООН 25 ноября 1981 года); Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства (Рим, 10 марта 1988 года); Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам, принятая в декабре 1992 года Генеральной Ассамблеей ООН; Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом (Нью-Йорк, 15 декабря 1997 года); Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом (принята 15 декабря 1997 года на 52-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций); Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма (принята резолюцией 54/109 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1999 года) и др.

Основные направления борьбы с терроризмом сформулированы в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 49/60 от 9 декабря 1994 года «Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма».

Учитывая усиления угрозы терроризма миру и стабильности всех государств, безопасности и благосостоянию всех граждан, международному сотрудничеству, Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций 9 декабря 1994 года приняла Декларацию о мерах по ликвидации международного терроризма.

Отправной точкой к формированию специализированного антиэкстремистского, антитеррористического законодательства в Западной Европе послужил рост экстремизма и терроризма, пришедшийся на начало 70-х годов ХХ века. В итоге были созданы предпосылки для объединения усилий ряда европейских государств, в развитии внутреннего и международного законодательства в области борьбы с терроризмом. Ведущие западные государства: Англия, Германия, Испания, Италия, Франция – не только произвели структурные изменения в действующем законодательстве, но и приняли ряд специальных антитеррористических законов. Одновременно с началом работы по созданию антитеррористического законодательства в Западной Европе и США начала складываться так называемая «новая юридическая культура».

В ряде европейских стран и США приняты специализированные законы по борьбе с экстремизмом и терроризмом: «О чрезвычайных мерах» (Великобритания, 1973), «О борьбе с терроризмом» (Германия, 1986), «О срочных мерах по защите демократического порядка и общественной безопасности» (Италия, 1979), «О борьбе с терроризмом и посягательствами на государственную безопасность» (Франция, 1986), «О борьбе с терроризмом и применении смертной казни» (США, 1996). В последней четверти XX века были приняты и основные международные конвенции (Европейская конвенция по борьбе с терроризмом (Совет Европы, Страсбург, 27.01.1977), а также такие акты Совета Европы, как Рекомендация 1550 (2002) и Резолюция 1271 (2002) ПАСЕ «Борьба с терроризмом и соблюдение прав человека», принятые 24 января 2002 года и «Основные принципы борьбы с терроризмом», утвержденные Комитетом Министров СЕ 15 июля 2002 года. Этот свод основных принципов является первым международным текстом в данной области и провозглашает 17 основных принципов, устанавливающих ограничения, которых должны придерживаться государства в борьбе с терроризмом и которые вытекают из международных документов, а также из судебной практики Европейского суда по правам человека. 18 мая 2005 года на саммите в Варшаве подписана Конвенция о противодействии терроризму.

Межправительственный Комитет экспертов – CODEXTER – координирует и анализирует вклад Совета Европы в борьбу с терроризмом в правовой сфере.

Шанхайская Конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Шанхай, 15 июня 2001 года) регулирует взаимодействие правоохранительных ведомств и спецслужб государств-участников в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом.

Проблемы борьбы с религиозно-политическим экстремизмом занимают важное место в законодательстве многих государств, законодательство которых наложило запрет на нарушение равенства людей по признаку их отношения к религии, пропаганду религиозного и националистического экстремизма.

В Европе наряду с Францией испанские органы защиты правопорядка наделены наибольшими полномочиями в борьбе с терроризмом в Европе.

Одним из важнейших направлений в области борьбы с терроризмом является объединение усилий государств–участников СНГ.

Создан Антитеррористический центр государств-участников Содружества Независимых Государств (20–21 июня 2000 года), а также утверждена Программа государств-участников Содружества Независимых Государств по борьбе с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма на период до 2003 года.

Особого внимания заслуживают усилия международных организаций (Совета Европы и ОБСЕ), направленные на интенсификацию работы по противодействию идеологии терроризма. В первую очередь их усилия направлены на выработку международной правовой основы, которая стала бы приемлема для всех участников европейского переговорного процесса. Кроме этого, большое внимание уделяется выработке единых подходов европейских стран к противодействию использования Интернета в террористических целях.

Информационное противодействие экстремизму, терроризму должно охватывать следующие сферы:сфера массовых коммуникаций (Интернет, СМИ, печать, радио, ТВ); сфера искусства (кино, театр, музыка, изобразительное и фотоискусство); сфера религии; сфера образования; заключенные, отбывающие наказание за преступления террористической и экстремистской направленности.

При этом информационное противодействие должно осуществляться в следующих основных формах: общепрофилактическая работа на основе партнерства государства и гражданского общества, направленная на распространение нравственного позитива (идей добра, справедливости, межнационального и межконфессионального мира и согласия), а также правдивой информации об истоках, движущих силах и античеловеческой сущности экстремизма и терроризма; индивидуальная профилактическая работа с использованием подготовленных пропагандистов; организация ситуативного реагирования на информационные вызовы.

В Совете Европы (ЕС) создан ряд органов, отвечающих за борьбу с экстремизмом и терроризмом: Координатор по борьбе с терроризмом – Гийс де Вриес (Gijs de Vries); Европол / Департамент по борьбе с серьезными преступлениями / управление по борьбе с терроризмом /; Специальная комиссия по борьбе с терроризмом Совета Европы (Counter-Terrorism Task Force) – Рафаэль Бенитез (Rafael Benitez); Комитет экспертов по борьбе с терроризмом Совета Европы CODEXTER.

В Испании всех подозреваемых в терроризме судят в Национальном Высшем Суде Audiencia Nacional (создан в 1977 году), который состоит шести следственных магистратов и столько же палат по уголовным делам, каждый контролируется группой из трех профессиональных судей.

В большинстве зарубежных стран (Канада, Франция, Дания и Нидерланды) законодательство запрещает расистские выступления, пропаганду и провокационные заявления, выражающие ненависть или презрение к лицам или группам лиц на основании их расовой или этнической принадлежности, вероисповедания, цвета кожи, национальности.

Имеется опыт применения законов, запрещающих возбуждение религиозной вражды и оскорбления религиозных чувств верующих (в ряде стран эти действия называются hate speech – «враждебная речь») в Канаде, Дании, Франции, Германии и Нидерландах.

В США борьба с различными проявлениями экстремизма объявлена одной из важнейших задач обеспечения внутренней безопасности государства. Вооруженный экстремизм определяется как незаконное использование или угроза силой, вооруженное насилие над людьми или собственностью для принуждения или устрашения правительства и общества, достижения политических, религиозных или идеологических целей. Подход США к борьбе с терроризмом базируется на принципе преследования террористов по всему миру, перенося боевые операции на территорию противника. США критикуют Европу за то, что борьба с терроризмом ограничивается правоохранительной сферой и точечными акциями спецслужб по предотвращению вылазок террористов.

Имеется проект директивы, внесенной на рассмотрение Совета Европы по предложению Великобритании, Ирландии, Франции и Швеции, об обязательном хранении данных об электронной переписке, содержании Интернет-сайтов и телефонных переговоров граждан стран ЕС в архивах сроком до трех лет в целях борьбы с терроризмом. Однако 27 сентября 2005 года Члены Европарламента в ходе пленарного заседания отвергли данный проект директивы ЕС.

Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма – уникальный новаторский договор, который касается пресечения действий, подготавливающих к террористическим преступлениям: публичных призывов к терроризму, вербовке и подготовке террористов. Конвенция была открыта для подписания 16 мая 2005 года в Варшаве и по состоянию на данный момент ратифицирована 14 странами и подписана 28 государствами. Первой ратифицировала этот договор Россия. Конвенция вступила в силу 1 июня 2007 года. Целью документа является укрепление усилий участвующих в ней стран в области предупреждения терроризма и нейтрализации негативного воздействия терроризма в области ущемления прав человека. Имеются в виду действия на национальном и международном уровнях.

В сфере противодействия мобилизационной идеологической деятельности лидеров террористических организаций, Совет Европы, в основном, нацелен на выработку и согласование рекомендаций и рамочных документов. Основной задачей является выполнение большинством государств-участников договоренностей Совета Европы, которые обеспечивают важный элемент эффективного международного правового ответа на угрозу использования Интернета террористическими организациями. Выработан рабочий документ о принципах сотрудничества правоохранительных органов и Интернет-провайдеров.

Главной проблемой борьбы с терроризмом в Европе остается слабая координация между спецслужбами разных стран.

По данным испанских спецслужб, сейчас в Испании действуют более 300 исламистских террористов. Многие из них участвовали в боевых действиях в Афганистане и Чечне. Для борьбы против баскского терроризма ЭТА и исламистского терроризма в мае 2004 года создан Национальный центр координации борьбы против терроризма – Centro Nacional de Coordinacion Antiterrorista (CNCA). Он призван обрабатывать информацию, полученную спецслужбами полиции, жандармерии и Национального разведывательного центра Испании (НРЦ), а также от спецслужб других стран мира. Центр создан по примеру британского JTAC и американского TTIC, которые входят в англосаконскую сеть обмена данными о террористах.

В Испании осуществляется более строгий контроль мечетей, в соответствии с которым все речи имамов, произносимые в испанских мечетях, должны регистрироваться.

Силовые акции по задержанию террористов в настоящее время осуществляют группа специальных операций (GEO, Grupo Especiale para los Operaciones) Национальной полиции Испании. Эта группа была сформирована испанским правительством как полицейский антитеррористический блок, в который приходят на службу лучшие специалисты спецслужб Испании.

В 2000 году ведущие партии Испании договорились не использовать в партийных интересах борьбу с терроризмом и приняли «Антитеррористический пакт». В нем они условились сохранять единство перед лицом терроризма: не допускать конфронтации между партиями каждый раз, когда происходят теракты, не вести переговоров с террористами в собственных политических целях, не критиковать правительство за его методы борьбы.

В рамках ЕС Испания предложила и добилась утверждения европейского ордера на арест и выдачу предполагаемых террористов (European Warrant Order). По нему принятые любым судьей на территории ЕС решения об аресте немедленно выполняются в других странах Евросоюза. Отныне не требуется судебного процесса для принятия решения об экстрадиции террористов.

На заседании СОРБ в июне 2002 года было принято решение о создании научно-консультативного совета при АТЦ СНГ.

В октябре 2003 года на заседании Совета глав государств СНГ в г. Кишиневе была принята Программа государств-участников Содружества Независимых Государств по борьбе с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма на период 2004-2005 годов.

В Египте накоплен определенный опыт по предотвращению экстремистских, террористических актов. Руководство Египта в начале 1990-х годов выдвинуло лозунг «Искоренить зло», имея в виду террор исламских экстремистов. Запрещенны в стране деятельность таких организаций, как «Братья-мусульмане», «Аль-Гамаа аль-ислами», «Аль-джихад аль ислами». По данным министерства внутренних дел, с 1992 года, после вспышки исламского экстремизма в стране, силы безопасности арестовали свыше 3 тысяч человек. Всего же в египетских тюрьмах содержится не менее 12 тысяч осужденных за терроризм. В последнее время Египет стремится как можно активнее привлекать к борьбе с религиозно-политическим экстремизмом легальную оппозицию.

В Пакистане в качестве первоочередных мер по противодействию терроризму выделены следующие направления: повышение общего уровня образования (в том числе религиозного) у населения, особенно в сельской местности; создание новых рабочих мест и повышение занятости; укрепление позитивной социальной мотивации населения, его вовлеченность в законный политический процесс в стране.

Основные направления деятельности Организации по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в области антитеррора: 1. Мобилизация политической поддержки: очень важно донести до сознания наций то, что перед ними стоит возможная угроза терроризма и это поможет мобилизовать поддержку, как национальную, так и политическую. Утверждаются нормативы, стандарты, рекомендации по борьбе с терроризмом. Примером служит введение электронных паспортов. Международное сотрудничество помогает фокусировать усилия и избегать двойной работы. Примером такого сотрудничества может служить бюллетень, который выпускается ежемесячно на английском и русском языках.В этом документе содержится последняя информация о борьбе с терроризмом, в частности, о борьбе с использованием террористами сети Интернет; 2. Проблема прав человека.Требуется сохранить баланс между либерализмом и борьбой с терроризмом. Борьба с терроризмом должна проводиться в соответствии с гражданскими правами беженцев и гуманитарным законодательством; 3. Программный менеджмент.Необходимо как продолжать работу над уже существующими программами, так и внедрять новые проекты, изучение новых угроз терроризма, разработка ответных действий на их появление.

Планируется взаимодействие общественного и частного секторов, защита критических инфраструктур, обеспечение безопасности каналов поставок, исследование радикальных и экстремистских течений, а также роль СМИ в борьбе с терроризмом. Четыре ключевых момента: 1. Борьба с терроризмом требует совместных усилий государств; 2. Существует взаимосвязь между радикализацией и оружием массового уничтожения; 3. Существует необходимость проведения различных мероприятий по обсуждению и выработке методов борьбы с терроризмом; 4. Россия обладает огромным опытом в борьбе с терроризмом и поэтому ОБСЕ надеется на продолжение совместной работы над этой проблемой.

Суть деятельности ОБСЕ в сфере использования террористами Интернета зиждется на двух ключевых моментах, а именно постановлениях, напрямую связанных с использованием Интернета террористами, а также постановлениях, связанных с привлечением частного сектора к борьбе с терроризмом. В этом плане работает Департамент по противодействию терроризму ОБСЕ.

Отдел координации экономической и экологической деятельности работает в сфере киберпреступности ОБСЕ, в частности, над вопросами, связанными с отмыванием денег и борьбой с финансированием терроризма.

Будущая деятельность ОБСЕ в сфере кибербезопасности будет комплексной и всеобъемлющей, включая в себя работу по следующим направлениям: киберпреступность, использование террористами Интернета и кибертерроризм, а также военные аспекты угрозы.

Сербия воспринимает терроризм как сложный процесс с элементами организованной преступности. Сербия, как и Россия, сталкивается с проявлениями международного терроризма на своей территории. Сербия согласна с усилиями России по нейтрализации афганского наркотрафика, который выступает одним из источников финансирования международных террористических группировок. С учетом опыта борьбы Сербии с наркотрафиком вокруг и внутри Косово отмечается отсутствие прорыва во взаимодействии с американскими и европейскими партнерами по этой важнейшей тематике.

В США принята Стратегия борьбы с идеологической поддержкой терроризма. Три столпа этой стратегии: первый, юридический– делигитимизация терроризма и лиц, которые его поддерживают; второй, политическийаспект – поддержка принципов умеренности и демократии в мусульманском мире как политической альтернативы экстремизму; третий, идеологическийили информационныйаспект – изменение неверного, негативного восприятия мусульманским миром Запада и его политики по отношению к исламу. Идеологическая война ведется не против ислама как религии, а против экстремистов, неверно интерпретирующих или искажающих фундаментальные догмы традиционного ислама в угоду своим политическим интересам. Стратегия США направлена на лишение идеологий, движущих терроризм, поддержки общества. Ожидаемый результат: во-первых, сдерживание радикализации и процесса пополнения рядов экстремистов, во-вторых, ослабление финансирования террористических организаций, и, в-третьих, ограничение мотивации индивида на совершение терактов. Конечная цель заключается в создании глобальной социальной среды, враждебной терроризму.

Исследования американских ученых показывает, что не одна только идеология движет людьми при их выборе присоединиться к террористической организации. Идеология лишь подготавливает нишу для радикализации, поддерживаемой социальными сетями и динамику внутри групп.

Суть американского подхода заключается в том, чтобы провести четкую линию между легитимностью претензий мусульманского мира к Западу или США, с одной стороны, и незаконностью использования насилия – с другой. Цель одного из подходов так направить эти претензии, чтобы они не переросли в глобальный джихад. Другая стратегия направлена на убеждение разочарованных политикой Запада мусульман в том, что есть ненасильственные методы выражения своего недовольства.Гражданское неповиновение, демонстрации и другие формы социального протеста более предпочтительный, менее затратный и в долгосрочной перспективе более жизнеспособный способ. Другие альтернативы терроризму: легальные политические движения и организации, использование СМИ, смена способы выражения протеста с терроризма на критику политики и правительства США. Другими словами, использование доступных конституционных путей, избегая насилия. На самом деле, социологические исследования показывают, что ненасильственный протест имеет больше шансов на успех.

Американский опыт показывает, что следует переключить внимание молодежи с экстремизма и радикализации на спорт, культуру, видеоигры и т.д., чтобы развивать социальные коммуникации в сферах развлечений, религии и культуры.

Эксперты считают, что должны вести межконфессиональный диалог, чтобы прояснить сходства и различия норм гражданского права и религиозного закона ислама – шариата. Они считают, что современные законодательные системы светских государств и кодексы традиционного мусульманского общества нужно примирить.

Антитеррористический опыт Израиля показывает, что в случае теракта задействуются значительные силы: это «скорая помощь», пожарные расчеты, полиция, армейские подразделения, спецслужбы. Основная сложность заключается в том, что у каждого подразделения свое командование, а нередко и собственная система связи, не приспособленная для взаимодействия с подразделениями других ведомств.

В Израиле считают, чтобы эффективно противостоять терроризму, следует выработать некую специальную процедуру: определить угрозы, определить, какой политики нужно придерживаться и создать общую, совместную доктрину. Нужно создать специальное подразделение, которое будет заниматься этой проблемой, а также обучать новые кадры. Следует подготовить все необходимые инструменты, провести масштабную работу с населением, и впоследствии воплощать эти наработки на практике.

Борьбу с терроризмом в Израиле возглавляет оперативный штаб, в который включены представители армии и спецслужб, в том числе службы внешней разведки «Моссад». Задача штаба – объединять и координировать все действия, включая проведение специальных операций за пределами страны. При этом главное внимание уделяется разведке с целью упреждения террористических актов. Ее ведением занимаются небольшие мобильные и хорошо обученные спецподразделения, ориентированные на выполнение заданий особой сложности. Их личный состав как бы «растворяется» среди арабского населения и приступает к выполнению заданий, связанных обычно с выявлением и обезвреживанием террористических групп или отдельных фанатиков.

Большое внимание израильское руководство уделяет вопросам прекращения финансовых поступлений из-за рубежа для палестинских и ливанских террористов и оказанию международного воздействия на Сирию, Иран, Ливию, которые обвиняются в предоставлении им помощи.

Весной 1996 года был создан Главный штаб по борьбе с террором. Израильское правительство приняло тогда решение незамедлительно основать структуру, которая смогла бы разработать стратегию борьбы с терроризмом, координировать все антитеррористические действия в Израиле. С этой целью был создан специальный штаб, который был передан в канцелярию премьер-министра и подчинен непосредственно главе правительства. К работе в штабе были привлечены профессионалы из внешней разведки «Моссад», ШАБАКа, военной разведки АМАН, изармиииполиции. Они составили ядро новой организации.

Зарубежный опыт показывает, что при наличии сложившихся и сплоченных, даже гораздо более малочисленных террористических субъектов как, например, баскская «ЭТА», северо-ирландская «ИРА» или итальянские «Красные бригады», органам безопасности и силам поддержания правопорядка требуется не менее 3–7 лет для их ликвидации или нанесения по ним существенных ударов, значительно снижающих их активность.

Причем «ЭТА», «ИРА», так же как и западногерманская «РАФ», заявившие в 1998 году о прекращении своей террористической деятельности, так и не были окончательно разгромлены правоохранительными органами стран, где они действовали.

С учетом зарубежного опыта антиэкстремистской. антитеррористической деятельности можно выделить следующие структурные элементы, характеризующие функциональную сторону противодействия экстремистам, террористам), действующим с позиций вооруженного подполья в современных условиях.

Информационно-аналитическое обеспечение противодействия экстремизму, терроризмуявляется важнейшим составным элементом управления государственной системой.

Принятие решения о мерах противодействия экстремизму,терроризму, планирование и организация реализации намеченного плана. По существу, это решение об управлении процессами противодействия экстремизму, терроризму.

Слежение за обстановкой в сфере противодействия экстремизму, терроризму (мониторинг). По существу, это метод социально-политической и специальной оперативной диагностики состояния общества.

Многие западные государства имеют опыт проведения политического мониторинга, в том числе и в интересах противодействия политическому экстремизму, терроризму. Этот опыт может быть использован с поправками применительно к специфическим условиям России.

Регулятивные меры,применяемые в интересах противодействия экстремизму, терроризму. Это меры несилового воздействия на причины и условия, способствующие возникновению и развитию политического экстремизма. К ним относятся политические и иные управленческие решения, совершенствование законодательства, ведение переговоров и достижение соглашений с оппозиционными организациями, различные формы разрешения противоречий дипломатическими средствами, использование агентов влияния и активные мероприятия разведки.

К регулятивным мерам относятся также меры информацион-но-пропагандистского и психологического воздействия, которые направлены на удержание носителя угрозы от насильственных и иных противоправных деяний и отказа от их совершения.

Регулятивные меры – это, в конечном счете, меры профилактического воздействия, оказывающие несиловое сдерживающее воздействие на развитие кризисных тенденций.

Меры непосредственного, прямого противодействия экстремизму, терроризму включают административно-правовое и уголовно-правовое принуждение. Например, такое, как объявление чрезвычайного положения, с соответствующими мерами ограничения, вытекающими из закона «О чрезвычайном положении».

Меры непосредственного и прямого противодействия применяются, когда нарушен закон и правопорядок, и восстановить его несиловым путем невозможно, когда акции экстремизма носят насильственный характер.

С 2000 года по инициативе России ежегодно проводятся международные конференции представителей спецслужб и правоохранительных органов по проблемам борьбы с терроризмом. Участие в их работе принимают делегации более чем 70 государств мира. Эта инициатива СОРБ является одним из наиболее наглядных свидетельств реального вклада нашей страны в создание системы коллективного противодействия угрозам современного терроризма.

Одной из самых важных сторон борьбы с экстремизмом и терроризмом под исламскими лозунгами является идейно-теоретический аспект. Его актуальность объясняется тем, что из всех составляющих терроризма под исламскими лозунгами непосредственное отношение к исламу имеет именно указанный момент. Ведь прочность позиций экстремизма и терроризма заключается не только в нерешенности политических, социально-экономических, национальных проблем, но и в его идейной базе, ориентирующейся на исламские концепции. Причем если по другим направлениям борьбы с экстремизмом и терроризмом под исламскими лозунгами (военному, финансовому, организационному, информационному) уже предприняты достаточно эффективные меры, в том числе при опоре на широкое международное сотрудничество, то идейно-теоретическая сторона явления пока остается вне внимания российских властей – как на уровне ее общего осмысления, так и в плане принятия практических шагов. В итоге сегодня исламские концепции стоят на вооружении не у российского государства, а у сепаратистов, экстремистов и террористов.

Без включения позитивного идейного потенциала ислама в арсенал государственных средств борьбы с терроризмом окончательно подорвать влияние исламских радикалов невозможно. Актуальность этой задачи для власти связана также с тем, что российские духовные управления мусульман и иные исламские центры не проявляют достаточной активности и умения в идейном противоборстве исламскому терроризму, уходят от прямой полемики с исламскими радикалами по ключевым проблемам мусульманско-правовой теории, ограничиваясь общими декларациями. Более того, некоторые исламские лидеры заняли открыто антигосударственную позицию по отношению к международному терроризму, по существу оправдывая его.

Необходимо также учитывать, что в целях идейного противостояния исламскому экстремизму и терроризму государство не может ограничиться поддержкой так называемого традиционного российского ислама, который на Северном Кавказе представлен суфизмом, а в Татаро-Башкирском регионе ассоциируется с джадидизмом (исламским модернизмом), поскольку эти формы исламской идеологии не в состоянии предложить действенную и убедительную идейную альтернативу взглядам исламских экстремистов и террористов.

Инициативу в разработке такой идейно-теоретической альтернативы должно взять на себя государство. Эта задача может быть решена, поскольку исламу как системе политических взглядов присуще не только радикализм, но и прямо противоположные принципы и ценности – умеренность, стремление к компромиссам, лояльность властям, толерантность, постепенность, совещательность и др. Особое место среди этих концепций занимают достижения мусульманско-правовой культуры как классической и традиционной, так и современной, которые могут стать стержнем указанной идейной альтернативы позициям исламских террористов.

В решении этой задачи власть должна сотрудничать с религиозными исламскими центрами. Вместе с тем надо предусмотреть систему мер по контролю за содержанием читаемых в мечетях проповедей, используя для этого прямые контакты с духовными лидерами и возможности соответствующих структур по связям с религиозными объединениями при Правительстве и Президенте РФ.

Формулирование идейно-теоретической альтернативы терроризму и экстремизму должно быть частью более общей задачи – разработки государственной политики в отношении ислама. Ее исходным принципом должно быть понимание того, что Россия не просто не противодействует самому исламу и не рассматривает его как своего противника, но считает возрождение ислама позитивным фактором стабильного развития страны, видит в исламе, исламской культуре (в том числе политической и правовой) важную составляющую часть жизни российского общества и государства. Позитивные исламские ценности – не угроза национальным интересам и безопасности России, а ее союзник.

Государственная политика в отношении ислама должна быть нацелена на активное включение его позитивного духовно-нравственного и культурно-интеллектуального потенциала в процесс демократических преобразований в России, а также на придание его активности в политико-правовой сфере такой направленности, которая содействовала бы укреплению государственности и правовой системы России.

При разработке и проведении такой принципиальной и последовательной политики должны приниматься во внимание следующие исходные начала: ислам – не чуждый и посторонний для России феномен. Он является неотъемлемой частью российской истории и культуры, образом жизни миллионов граждан, для которых Россия  их родной дом. Ислам – не только религия, но и особая цивилизация и культура. В рамках этой культуры сложилась своя система нравственно-духовных и ценностей, сформировалось богатое идейное наследие. К последнему относятся и политико-правовые концепции. Если к богословским постулатам ислама и чисто религиозным вопросам государство должно относиться нейтрально с учетом своего светского характера, то исламские представления о власти, праве, политике не могут быть безразличны для государства. Здесь оно должно занять четкую позицию по отношению как к тем принципам ислама, которые оно разделяет и поддерживает, берет себе на вооружение, так и к несовместимым с условиями современного демократического общества исламским концепциям. Позитивные нравственные и интеллектуальные достижения исламской цивилизации должны стать неотъемлемой частью общероссийской культуры, вносить вклад в духовное обновление страны.

На протяжении многовековой истории в рамках исламской культуры сложились очень разнообразные представления об основах власти и права, различные взгляды на отношения человека и государства, на общество в целом. Некоторые из этих концепций, чаще всего вырванные из общего контекста исламской мысли и ориентированные на малообразованные слои, могут использоваться для обоснования политического экстремизма. Но центральное место в исламском идейном наследии занимают не эти теории, а представления, развивающие такие начала, как умеренность, компромисс, стабильность, консенсус, лояльность властям, постепенность, совещательность, избежание вреда и др. Таким ценностям в исламе можно найти значительно более убедительное обоснование, нежели крайним радикальным взглядам. Это относится и к позициям наиболее авторитетных современных мусульманских мыслителей. Исходные исламские начала и принципы, их понимание крупнейшими мусульманскими авторитетами – очень убедительный аргумент против идеологии исламского экстремизма и терроризма. Политико-правовое идейное наследие ислама может и должно служить не экстремистам, а демократическим силам, работать не на дестабилизацию, а на консолидацию общества и государства.

Как свидетельствует история и опыт современного мусульманского мира, исходные начала ислама, его принципиальные подходы к проблемам власти, права, политики в значительной мере совместимы с европейской правовой культурой и общепризнанными мировыми стандартами. Отдельные положения шариата, на которые делают упор радикалы и экстремисты и которые выглядят чуждыми современному демократическому обществу, не отражают сути мусульманско-правовой культуры, ее основных целей и принципов.

Современный ислам – интернациональное явление, поэтому практически все процессы, протекающие в российском исламе, тесно связаны с тем, что происходит в исламском мире. Кроме того ислам – важнейший фактор международной политики. В силу этого от государственной политики в отношении ислама во многом зависят перспективы сотрудничества России с мусульманскими странами, а значит ее роль в современном мире в целом.

Проведение выверенной политики в отношении исламапозволит государству: подойти к решению политических, социально-экономических и национально-культурных проблем российских регионов традиционного распространения ислама с учетом менталитета и образа жизни мусульман, обосновать политику федерального центра в этих регионах обращением к позитивным исламским ценностям, завоевать дополнительное доверие мусульман, укрепить союз власти и общества, федерального центра с субъектами РФ, придать государству большую легитимность в глазах мусульман и одновременно подорвать влияние тех сил, которые используют исламские лозунги в сепаратистских антигосударственных целях.

Создать мощный идейно-политический инструмент противодействия исламскому экстремизму и терроризму, превратить мусульманско-правовую теорию из орудия идейной мобилизации на борьбу с властью в союзника государства, направить острие ислама против экстремистов, глубже разобраться в причинах и движущих силах исламского радикализма, избрать наиболее эффективные формы и методы борьбы с ним, определить союзников и противников в этой борьбе.

Поднять отношения России с исламскими странами на новый уровень, что даст не только экономический эффект, но и сделает внешнюю политику страны более сбалансированной, позволит использовать потенциал связей с исламским миром для большей самостоятельности в отношениях с Западом.

Наладить эффективное сотрудничество России с мусульманскими странами и авторитетными центрами исламской мысли за рубежом в борьбе с исламским экстремизмом и терроризмом. Если основными союзниками России в борьбе с международным терроризмом на военном, финансовом, организационном, информационном уровнях являются США и страны Запада, то главным союзником нашей страны в идейно-теоретическом противостоянии исламскому терроризму выступают умеренные мусульманские режимы и авторитетные центры просвещенной исламской мысли.

Важно иметь в виду, что в ряде исламских стран ответственность за терроризм установлена в соответствии с мусульманско-правовыми принципами по аналогии с предусмотренным шариатом наказанием за разбой и выступление против законной власти в виде смертной казни.

Исламский фактор должен стать важной составной частью межгосударственных отношений России с мусульманскими странами в целях укрепления ее безопасности и защиты национальных интересов. Это, в частности, касается противодействия исламскому экстремизму, которое может и должно быть не фактором взаимного отторжения России и исламского мира, а, наоборот, дополнительным стимулом их тесного сотрудничества.

Политико-правовой подход к формированию государственной политики противодействия экстремизму и терроризмупредполагает наличие четырех взаимозависимых составляющих компонентов. Первый элементполитико-правового подхода – наличие политической воли у государства, второй – специальное антиэкстремистское и антитеррористическое законодательство, третий правоприменительная практика, четвертый – общественное согласие относительно методов противодействия экстремизму и терроризму. Наличие, сочетание и уровень развития в общественно-политической жизни государства этих четырех элементов позволяет говорить о степени укоренения в нем политико-правового подхода к формированию государственной политики противодействия экстремизму. Анализ применения политико-правового подхода к регулированию проблем экстремизма в ряде стран Запада позволяет сделать общий вывод: в подавляющем большинстве этих стран степень укоренения политико-правового подхода чрезвычайно высока. В мировой практике сложилось две традиции применения политико-правового подхода к противодействию экстремизму: «либеральный» и «консервативный». Первый сформировался в США, второй получил наибольшее распространение в Германии. В остальных странах Запада можно наблюдать промежуточные варианты между «либеральным» и «консервативным» подходами.

Поскольку одной из причин обострения экстремизма является нерешенность социальных, в том числе национальных и религиозных проблем, особенно тех, которые имеют для данной национально-этнической группы бытийное значение и связаны с ее самооценкой и самореализацией, с ее духовностью, фундаментальными ценностями, традициями и обычаями, для сокращения социальной базы терроризма требуется создание условий для их решения.

Важнейшим, жизненно важным направлением является также разработка и реализация эффективных мер по сокращению социальной базы терроризмаза счет проведения информационно-политических мероприятий, выявления и ликвидации центров идеологического обеспечения и поддержки террористических движений.

Эта деятельность включает в себя: повышение общеобразовательного уровня граждан, развитие культуры, образования отдельных социальных групп, создание условий для развития традиционной и самобытной культуры; усиление пропагандистской работы среди населения, разъяснение сути антитеррористических идей; создание эффективной системы просвещения граждан в части культурного и конфессионального многообразия и исторического единства жителей страны, истории религиозной нетерпимости, геноцида и других преступлений, порожденных экстремизмом; обеспечение системы мер, направленных на противодействие пропаганде экстремистской идеологии, насилия в средствах массовой информации, усиление контрпропаганды, переориентации СМИ на внедрение в социальную практику норм толерантного поведения и др.

Приоритетной задачей государства в борьбе с терроризмом является совершенствование эффективных правовых механизмов пресечения и профилактики различных видов терроризма, дальнейшее развитие нормативно-правовой базы о недопустимости и запрете возбуждения религиозной, национальной вражды с учетом международного опыта законодательного регулирования противодействию терророизму.

Важнейшее значение в деле предупреждения терроризма имеет общественная изоляция террористических групп, лишение их внутренней и внешней поддержки, выявление и ликвидация источников их финансирования, включая легитимные и криминальные доходы террористов как внутри страны, так и из-за рубежа, в том числе изоляцию террористов от источников пополнения оружия и материальных средств, ввоза и продажи оружия.

Наиболее важным и ответственным компонентом всей антитеррористической деятельности является вскрытие и устранение причин и условий, порождающих терроризм, разработка политики государственного противодействия терроризму как социально-политическому явлению, координация и согласованность усилий силовых и гражданских структур, централизация руководства всеми действиями по профилактике и борьбе с терроризмом, а также всестороннее обеспечение осуществляемых военных, специальных и идеологических мероприятий.

С целью повышения эффективности политики направленной на предотвращение и недопущение распространения радикальной идеологии, необходимо совершенствовать существующие механизмы обеспечения национальной безопасности России по ряду направлений:

Доктринальное обеспечение. Учитывая разбросанность положений, касающихся предупреждения и пресечения угроз терроризма и экстремизма, по целому ряду доктринальных документов в России, представляется очевидной необходимость их объединения и дальнейшей проработки в специальных документах концептуального характера. В этой связи мы предлагаем следующее.

Разработка Стратегии по борьбе с терроризмом и экстремизмом.

Основная цель Стратегии – адаптация деятельности государственных органов к меняющейся природе угроз терроризма и экстремизма.

Основная задача – придать деятельности государственных органов в этой сфере системный и последовательный характер.

Предполагается, что документ должен содержать следующие концептуальные положения.

Обобщение мирового опыта борьбы с угрозой религиозно-политического экстремизма. Учитывая, что в условиях России, практически, монопольную деятельность оказывает религиозно-политический экстремизм, выступающий от имени ислама, то, соответственно, наиболее ценным представляется опыт стран исламского мира, прежде всего, государств Ближнего и Среднего Востока, а также стран Европы и Америки.

Подробную характеристику основных направлений проявления терроризма и экстремизма в России.

Концептуальное определение направлений деятельности государственных органов в этой сфере.

Реализация Стратегии по борьбе с терроризмом и экстремизмом требует комплексного подхода. В этом плане представляется необходимой разработка и осуществление двух государственных программ, используя разграничения на профилактику и противодействие:

Государственная программа «Профилактика экстремизма в российском обществе». Основная цель программы – формирование установок толерантного сознания, определяющего устойчивость поведения в обществе отдельных личностей и социальных групп как основы гражданского согласия в демократическом государстве. Основная задача программы – разработка эффективных государственных мер и механизмов в области предупреждения экстремизма. Программа должна носить предупредительный характер, уделяя пристальное внимание причинам возможного возникновения угроз экстремизма.

Государственная программа «Противодействие угрозам экстремизма и терроризма». Основная цельпрограммы – определить основные принципы и направления государственной политики в области противодействия экстремистской и террористической деятельности. Основная задачапрограммы – установить порядок осуществления мер государственными институтами по противодействию возможным проявлениям экстремизма и терроризма. Программа должна носить практический характер, имея дело с уже сложившимися к настоящему времени угрозами.

Правовое обеспечение. На основе экспертизы действующего национального законодательства Российской Федерации в сфере обеспечения национальной безопасности, а также анализа международного законодательства, можно придти к выводу о том, что на современном этапе одной из самых эффективных мер в противостоянии государства терроризму и экстремизму является совершенствование нормативно-правовой базы Российской Федерации.

Учитывая возрастающую роль СМИ в борьбе с терроризмом и экстремизмом, а так же непроработанность этой проблемы в российском законодательстве, необходимо внести изменения и дополнения в законы о СМИ и о борьбе с терроризмом.

Эти изменения позволят конкретизировать ограничения распространения информации, имеющей значение для проведения контртеррористических операций. К такой информации, к примеру, как правило, можно отнести сведения раскрывающие методы, способы и технику совершения террористических актов, информацию о заложниках, сведения о сотрудниках антитеррористических спецподразделений, информацию, содержащую факты или предположения о намерениях и планах силовых структур и т.д.

Помимо законодательных мер, регулирующих деятельность СМИ в период активизации сотрудничества по борьбе с терроризмом и экстремизмом, целесообразно стимулировать журналистское сообщество на разработку кодекса принципов поведения в экстремальных ситуациях.

Институциональное обеспечение. Относительно усовершенствованным механизмом обеспечения национальной безопасности является сфера институционального обеспечения. Между тем и в этой области существует ряд проблемных моментов, устранение которых позволит в значительной степени повысить качество системы обеспечения национальной безопасности. В этой связи рекомендуем следующие меры:

Усиление информационного обмена между государственными органами, что подразумевает следующие меры:

усовершенствование специализированного банка данных об экстремистских организациях, их лидерах, основных тенденциях распространения данного явления в мире и т.д.;

расширение круга доступа государственных органов к банку данных. Наряду с НАК РФ, ФСБ РФ, Прокуратурой РФ, МВД РФ, Следственным Комитетом РФ и МИД РФ к нему должен иметь доступ определенный круг сотрудников ряда других ведомств, в том числе министерство образования и т.д. а также региональные исполнительные власти;

выделение дополнительных финансовых средств на техническое и ресурсное обеспечение данного банка данных.

Методологическое обеспечение работы. Ввести в практику проведение семинаров-тренингов по повышению теоретических и практических навыков антитеррористической и антиэкстремистской работы для сотрудников государственных органов управленческого и исполнительного состава;

разработать памятки для сотрудников государственных органов по освещению проблем терроризма и экстремизма.

Образовательно-идеологическая деятельность. В целом, учитывая перспективы усиления исламского фактора на общественно-политические процессы в России, в том числе и посредством активизации деятельности различных экстремистских организаций, России уже сегодня в целях эффективного обеспечения национальной безопасности важно учитывать необходимость построения грамотной государственно-конфессиональной политики.

Наиболее уязвимым местом политики России в отношении радикальных религиозно-политических организаций является сохранение преимущественно силового подхода решения этой проблемы. Между тем, мировой опыт показывает, что степень эффективности применения насильственных мер резко отличается между террористическими и экстремистскими организациями. Таким образом, в политике усиления профилактики экстремизма и терроризма в российском обществе существует настоятельная необходимость ее диверсификации. К примеру, если в отношении террористических организаций, в ситуации угрозы проведения террористических актов силовой подход является оправданным и эффективным, то в отношении экстремистских организаций, не использующих террористические методы в своей деятельности, он, в целом, бесперспективен и даже опасен.

Целесообразно сосредоточиться на путях противодействия радикальным религиозно-политическим организациям. Учитывая существующие реалии, наиболее проблемными организациями такого типа являются Ал-Каида, Джамаат шариат, Братья-мусульмане, Нурджалар, Кавказский халифат, транснациональная партия Хизб-ут-Тахрир, заметно активизировавшие в последние годы свою деятельность на территории России. С одной стороны, их деятельность носит антиобщественный, антисистемный характер и, в конечном итоге, направлена на разжигание межнациональной (против евреев, граждан США и т.д.), межконфессиональной (против христиан и всех инаковерующих) и даже внутриконфессиональной (отвергает суфизм во всех его направлениях, не приемлет шиитов и т.д.) розни. Принимая во внимание стратегическую опасность их деятельности, очевидна необходимость противодействия, безусловно, деструктивной и угрожающей безопасности России деятельности этих организации.

Вместе с тем, как показывает опыт соседних стран, прежде всего, Узбекистана, политика, основанная исключительно на запрете и репрессиях, не просто малоэффективна в отношении этих организаций, но и приводит к обратным результатам. Поэтому представляется допустимым отказ от преимущественно насильственных методов в стратегии противодействия этим организациям с целью предотвращения дальнейшей их радикализации.

Учитывая, что традиционно основной упор эти организации делают на идеологической работе с населением, то и стратегия противодействия российских государственных структур различного уровня и направленности (НАК РФ, ФСБ РФ, Прокуратура РФ, МВД РФ, Следственный комитет РФ, различные ДУМ и т.д.) должна быть сосредоточенна в этом направлении. Успешное продвижение своей идеологии среди населения России обусловлено, прежде всего, сохранением информационного вакуума, образовавшегося в результате неэффективной и непродуманной в этом плане идеологической работы с населением, отсутствием результативных действий государственных и общественных структур.

Таким образом, именно воспитательная религиозно-просве-тительская политика среди населения должна стать краеугольным камнем в стратегии России в отношении радикальных религиозных организаций.

В целом для эффективного противодействия распространению радикальной идеологии необходима грамотно выстроенная идеологическая альтернатива, последовательно внедряемая среди населения. При этом здесь ключевыми принципами должны стать два аспекта:

основным содержательным моментом должен стать принцип, что Россия не просто не является государством, противодействующим религиозно-политическому экстремизму и терроризму под лозунгами ислама, но и рассматривающим ислам как стабилизирующий фактор, важный элемент государственной политики;

одновременно и этот аспект не входит в противоречие с первым принципом, среди населения стоит вести активную разъяснительную работу по теме ислама, экстремизма в исламе, вреде идеи т.н. «чистого ислама», несостоятельности идеи строительства «исламского государства» времен пророка Мухаммеда и т.д.

Практически все радикальные исламские организации основное направление своей идеологической деятельности видят среди молодежи. По разным данным от 50 до 80% состава исламских экстремистских организаций в странах исламского мира составляет молодежь в возрасте от 17 до 28 лет».Радикальные религиозно-политические организации склонны вербовать молодых людей из числа представителей интеллигенции, научных работников, студентов. К примеру, в настоящее время, миссионеры религиозно-политического экстремизма проводят на территории Северного Кавказа воспитательную и идеологическую работу среди подрастающего поколения практически во всех учебных заведениях (от средней школы до ВУЗа), летних лагерях и т.д. Соответственно, особенный упор необходимо делать на работе с молодежью, так как наиболее рельефно активность исламистов наблюдается там, где речь идет о работе с молодежью.

Для решения проблемы исламского религиозно-полити-ческого экстремизма необходим, прежде всего, диалог внутри самого ислама. Между различными течениями, направлениями в исламе необходим диалог – как единственный способ снижения проблемы исламского экстремизма. Попытки отмежеваться от радикальных исламистов, их публичное отделение от религии (ислама), применение относительно них исключительно насильственных методов – это путь, однозначно, бесперспективный и опасный. Учитывая изначально радикальный настрой в отношении государства, данная стратегия всего лишь усиливает экстремистские организации. В противодействии этому явлению должны участвовать не только силовые ведомства, но и другие государственные органы, общественные и религиозные объединения, средства массовой информации.

Учитывая весомую роль СМИ в образовательно-идеологической деятельности государства, необходима организация превентивной деятельности СМИ. Жесткие реалия современного мира, диктуют настоятельную необходимость использования уникальных возможностей СМИ со стороны государства в противодействии негативным явлениям современности, в том числе и распространению радикальной идеологии, международному терроризму. Соответственно существует необходимость организации со стороны СМИ при поддержке государственных органов целевых превентивных ходов таких как: пропаганда в СМИ роли государства по предотвращению терроризма и экстремизма через цикл статей, передач; PR роликов, освещающих вопросы войны, политической нестабильности, религиозной нетерпимости, транснациональной преступности, терроризма и экстремизма; проведению социологических исследований и т.д. В целом данные шаги будут направлены на достижение следующих важных задач:

создание атмосферы нетерпимости по отношению к любым проявлениям экстремизма и терроризма.

внедрение в сознание общества нравственной установки о возможности цивилизованного и легитимного достижения собственных целей, в том числе и религиозных, политических.

В итоге путем организации превентивной работы СМИ можно будет значительным образом повысить совокупную эффективность в противодействии экстремизму и терроризму, создать общую атмосферу неприятия со стороны населения данным явлениям.

Эффективное достижение поставленных перед государством задач и целей в рамках противодействия экстремизму и терроризму невозможно без налаживания, взаимовыгодных и взаимодоверительных цивилизованных отношений со СМИ. Такой уровень отношений, на наш взгляд, можно достичь путем установления открытого диалога между государством и СМИ. В связи с этим, в рамках программы мероприятий направленных на качественное усиление взаимодействия СМИ и соответствующих государственных органов необходимо проведение различных обучающих совместных и корпоративных семинаров, конференций, возможно, разработка новых методов работы государственных органов со СМИ и т.д. Основным смыслом данного направления станет воплощение в практику таких важных элементов, как:

признание права СМИ на получение информации иснабжение СМИ информацией, чтобы они могли передавать актуальные сводки и вести репортажи непосредственно с места событий;

достижение определенного уровня открытости по отношению к средствам массовой информации, который, несомненно, усиливает взаимное доверие.

внедрение в масс-медиа установки о том, что приоритет человеческой жизни находится несопоставимо выше, чем право на информацию.

В целом установление взаимовыгодных и взаимодоверительных цивилизованных отношений государственных органов власти со СМИ будет способствовать полноценному и активному включению СМИ в процесс профилактики терроризма и экстремизма и тем самым избегать многочисленных и нередко трагических ошибок.

Проведение образовательной работы для СМИ будет способствовать улучшению взаимодействия между представителями государственных структур и СМИ, стимулирует журналистов на соблюдение правил освещения чрезвычайных ситуаций, в т.ч. актов терроризма и экстремизма. Кроме того, обучение образовательная работа среди СМИ послужит информационным поводом, привлечет общественное мнение к данной тематике.

Организация в обществе и в среде масс-медиа дискуссии о правах журналистов при освещении актов экстремизма и терроризма, и проведении контртеррористических операций.

Внесение в учебные планы факультетов журналистики занятий посвященных правам, обязанностям и этическим принципам журналистов во время освещения террористических актов и контртеррористических операций.

Организация постоянной работы по взаимодействию журналистов с представителями силовых и государственных органов.

Создание «журналистского пула», наиболее объективно и грамотно освещающего вопросы терроризма и экстремизма.

Образовательная работа со СМИ позволит улучшить диалог между властью и представителями СМИ, будет стимулировать журналистское сообщество к самоорганизации. Кроме того, это создаст информационные поводы и привлечет внимание общественности к данной проблеме.

Международная деятельность. В целом, снижение степени опасности потенциального проявления экстремизма и терроризма в России находится в тесной взаимосвязи и взаимовлиянии с развитием ситуации в этом контексте в мировом масштабе.

Несмотря на явное понимание очевидного факта глобальной опасности роста и распространения экстремизма и терроризма, стоящая перед мировым сообществом задача объединения совместных усилий против общего зла, с практической точки зрения, выглядит весьма проблематичной и упирается в две основные причины.

Во-первых, прежние формы и механизмы широкого многопланового сотрудничества по типу ООН в самых критических моментах, судя по последним событиям в Ираке, не срабатывают. Процесс разработок новых форм взаимодействия, новых механизмов противодействия угрозам международной безопасности только стартовал, и периодом «неопределенности», наверняка, воспользуются международные террористические группировки.

Во-вторых, каждое отдельно взятое государство по-прежнему в стратегии обеспечения безопасности руководствуется своими национальными интересами, а в силу того, что эти интересы у разных стран различны, они могут не только не совпадать, но и в отдельных случаях противостоять друг другу.

Невозможно рассчитывать на эффективность борьбы с данной угрозой в отдельно взятой стране, регионе мира вне мирового контекста, без комплексного системного подхода со стороны мирового сообщества. Сегодня же можно констатировать, что и последовавшая за событиями 11 сентября 2001 года контртеррористическая операция в Афганистане и Ираке не существенно повлияла на уровень террористической угрозы в мире. Более того, «активно формируемая СМИ, политиками, экспертами картина «борьбы Запада против исламской террористической угрозы», ведет к еще большей консолидации исламского мира и психологической готовности к самым острым ситуациям, в том числе и тиражированию террористических акций при явном и скрытом одобрении все большего количества мусульман»[1].

Учитывая общемировой характер угрозы религиозно-политического экстремизма, выступающего от имени ислама, следует сосредоточиться на следующих приоритетных направлениях.

Укрепление антитеррористической составляющей работы международных и региональных организаций с участием России.

Инициировать проведение международных антитеррористических учений на территории России.

Инициировать создание специальных рабочих групп в рамках ШОС, ДКБ, СНГ, ЦАС и др. по координации антитеррористических программ, по информационному обмену данными.

укрепление межгосударственного информационного обмена: Наладить работу в рамках региональных организаций межгосударственной информационной сети в виде банка данных по борьбе с экстремизмом и терроризмом.

Заключить двусторонние соглашения с соседними государствами по информационному обмену в сфере предупреждения угроз терроризма и экстремизма.

Проводить мероприятия (стажировки государственных служащих, международные семинары, тренинги, конференции) по обмену опытом антитеррористической деятельности с государствами, имеющими реальный опыт действий в этой сфере – мусульманские страны региона Ближнего и Среднего Востока, США, Испания, Франция, Великобритания, СНГ, Китай, Индия и др.

В то же время, как подчеркивают эксперты, российский опыт антитеррора, в том числе государственного организованного и законодательного обеспечения, все в большей степени вызывает интерес у наших международных партнеров. Наши подходы реально работают, прежде всего в плане эффективного преодоления терроризма на российской территории.

Одним из эффективных механизмов борьбы с экстремизмом и терроризмом в России является созданный в 2006 году Национальный антитеррористический Комитет Российской Федерации, включающий в свой состав ключевые министерства и ведомства. Он включает в себя руководителей 13 министерств и ведомств: ФСБ, ФСО, МВД, МЧС, СВР, МИД, Минобороны, Минюст, Росфинмониторинг, Минпромэнерго, Минздравсоцразвития, Минтранс, Мининформсвязи России, а также заместителя Руководителя Администрации Президента Российской Федерации, заместителя Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, заместителя Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и заместителя Секретаря Совета Безопасности Российской Федерации. В целях организации планирования применения сил и средств федеральных органов исполнительной власти и их территориальных органов, а также для управления контртеррористическими операциями в составе Комитета действует Федеральный оперативный штаб (ФОШ). В субъектах Российской Федерации, соответственно, антитеррористические комиссии (АТК) иоперативные штабы (ОШ). При образовании НАК был учтен не только российский опыт антитеррористической деятельности, но и приняли во внимание международную практику в этой области.

Такой формат НАК РФ предусматривает работу на всех уровнях по решению взаимосвязанных задач профилактики экстремизма и терроризма, борьбы с экстремисткой и террористической деятельностью и ликвидации возможных последствий терроризма, включая социальную защиту и поддержку лиц, пострадавших от терроризма. По своей модели и профилю НАК РФ оптимально отвечает требованиям системной борьбы с угрозой религиозно-политического экстремизма и терроризма, реализации Глобальной контртеррористической стратегии ООН.

НАК РФ сейчас реализует на практике меры по информационному противодействию экстремизму и терроризму, обеспечивая межведомственную поддержку на ключевых направлениях данной работы.

Современные методы вооруженной борьбы против терроризма оказались неадекватными. Требуется разработка принципиально новых методов, включая разведку, использование ударных и информационных средств. В борьбе с терроризмом неадекватным является и ядерное оружие как в военном, так и в еще большей степени в политическом плане. Ядерные бомбардировки США не одобрят даже ближайшие союзники. Они лишь спровоцируют новый всплеск антиамериканизма во всем мире. Они подорвут процесс нераспространения и ограничения ОМУ. В этом плане вызывает озабоченность недавний пересмотр военной доктрины США, в которой по существу предусмотрена возможность комбинированного применения высокоточного обычного и ядерного оружия при самых различных вариантах развития мировой обстановки, что значительно понижает ядерный порог и повышает непредсказуемость военных действий США.

Сотрудничеству спецслужб различных стран следует придать новый импульс, однако следует иметь в виду, что их возможности даже при максимально тесном взаимодействии весьма ограничены. Спецслужбы лечат лишь симптомы и последствия болезни, а не ее причины, коренящиеся в серьезных и застарелых социальных, экономических и политических проблемах современного мира.

Взаимодействие спецслужб различных стран должно быть организовано на основе общих решений высшего руководства относительно целей и задач совместной борьбы с международным терроризмом. При этом должны быть четко и ясно сформулированы цели, направления деятельности, формы взаимодействия спецслужб, конкретизированы силы и средства, которые используются в решении единых задач. Сами спецслужбы осуществляют свое взаимодействие в рамках решений высшего руководства, причем эти решения периодически могут корректироваться, равно как и формы взаимодействия.

Во главу угла работы спецслужб следует поставить задачу раннего предупреждения и профилактики терроризма. Даже блестяще проведенная спецподразделениями боевая операция по обезвреживанию террористов, например, захвативших заложников, является свидетельством упущенных возможностей оперативных подразделений по выявлению, локализации и свертыванию опасности совершения терракта на этапах его планирования. Факторы, воспроизводящие терроризм, на предупреждение, выявление и пресечение которых нацелены органы безопасности, чаще всего возникают в тех сферах социально-политической и экономической жизни страны, непосредственно влиять на которые спецслужбы и правоохранительные органы не только не могут, но и не имеют права, так как в противном случае неизбежно выйдут за рамки своей компетенции, превысят полномочия и, следовательно, нарушат Закон. Поэтому только специальным службам и правоохранительным органам решить проблему борьбы с терроризмом не под силу. Здесь нужна широкая межгосударственная политика, включающая в себя не только оперативные, специальные, военные меры, но и меры политические, идеологические, социальные, экономические, воспитательные, пропагандистские и проч.

В деле противодействия международному терроризму резко возрастает значение информационных технологий и информационной войны. Отсюда – важность сотрудничества органов государственной власти со СМИ. Необходимо формирование единого информационного пространства планеты для полной ликвидации баз и пунктов подготовки террористов. Государства, на территории которых такие базы находятся, должны персонально отвечать за это перед международным сообществом, желательно перед Советом Безопасности ООН Спецслужбы ведущих стран мира должны принять решение о создании единого банка данных в этой области.

Рассматривая борьбу с религиозно-политическим экстремизмом и терроризмом как приоритетную стратегическую задачу, международное сообщество расширяет сотрудничество по предупреждению и пресечению экстремистских и террористических акций, совершенствует механизм координации взаимодействия по укреплению международно-правовых основ их противодействию.



[1] Сафонов А.Е. Россия и международное сотрудничество по предупреждению терроризма // Материалы Пятой Международной научной конференции по проблемам безопасности и противодействия терроризму. МГУ им. М.В.Ломоносова, 29–30 октября 2009 г. Т.1. М., МЦНМО, 2010. С. 39.

комментарии 

 
0 #1 Dianne 26.09.2017 07:44
These are available in 25 mg, 50 mg and 100 mg packing and can be ordered from Kamagra online pharmacy.
Combining oils with exercises make it far better, but
even with out them, answers are great. Adding an all-natural penis vitamin formula to
the daily penis care routine can enhance the sex life
and the penis healthy.

my webpage - [url=https://www.viagrapascherfr .com/viagra-a-l'unite/]https://www.viagrapascherfr .com/viagra-a-l'unite/
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить